Реальные истории переселенцев: Таганрог принимает беженцев из Мариуполя

Реальные истории переселенцев: Таганрог принимает беженцев из Мариуполя

Через КПП Весело-Вознесенка на границе России каждый день проходит не меньше тысячи людей из Мариуполя и других мест Украины. Волонтеры встречают их на нейтральной полосе. Очень нужны руки, чтобы оказывать помощь.

  •  Когда открылся гуманитарный коридор в нашу сторону, часть людей, которых нацбатальон использовал в качестве живого щита, смогли добраться сюда, — говорит депутат городской Думы Елена Сирота. — Они выживали в подвалах три недели практически без еды и воды. Мы первые, кто принимает их, — сначала на нейтральной полосе, второй пункт расположен прямо на таможне. Пройдя оформление, люди выходят на нашу территорию, и третий пункт обогрева уже со стороны России. Здесь сейчас много волонтеров. В группе 450 человек, и люди приезжают еще.  16 человек в смене: в три смены организованно дежурство. Новые руки требуются постоянно.

Беспрестанно звонит ее мобильный телефон, и разговор идет то об эвакуации чьих-то родных, то о количестве необходимых одноразовых тарелок, то о состоянии санузлов на границе…  Она рассказывает: когда появились первые вынужденные переселенцы, таганрожцы Олег и Евгений на своих машинах привезли разные продукты, напитки. И, как могли, старались поддержать измученных беженцев.

  • Это неравнодушные люди.  Например, предприниматель из нашего города Алексей Михайлович Едуш потратил уже порядка 500 тысяч рублей на организацию лагеря для эвакуируемых. Каждый день нужны бутилированная вода, памперсы, одноразовые салфетки, детское питание… Каждый день расходятся 200 булок хлеба, 150 кг колбасы, зеленый горошек, овощная икра, капуста. Нарезаем бутерброды, в полевой кухне варится гречневая каша. А значит, нужны крупа, тушенка, сливочное масло. Необходимы немалые средства на решение разных вопросов, — объясняет Елена Валерьевна.

Измотанные лишениями беженцы признаются, что давным-давно не пробовали ничего вкуснее. На границе дежурят машины скорой помощи, фельдшеры, военные. Очередь автомобилей и автобусов тянется до горизонта. Тут же, в коробках, грудами лежат привезенные волонтерами вещи. Беженцы подбирают себе одежду, кто-то обувь. Многие толком не одеты и обуты не по сезону: в чем были, в том и бежали, а ветер холодный…

  • Никто не говорил им, что действуют гуманитарные коридоры. Их просто не выпускали из города, где продолжалась страшная битва.  Их пугали концентрационными лагерями, расстреливали машины, многие чудом выбирались.  Мы такие истории выслушиваем — невозможно представить, что это могло случиться в наши дни. Приезжает военная машина ВСУ в мирный двор ночью. Стреляет по позициям — российским или ДНР — и уезжает. Ответный удар приходится в дом…  Пожилая женщина рассказывает, как топила снег, чтобы припасти воду для маленького внука. Там, где они прятались, не было ни газа, ни света, ни воды. «Еще раз увижу, убью», — нацбатовец просто вылил эту воду, с таким трудом собранную, на землю… Очень много машин приходит со следами от выстрелов. Дети с «огнестрелами» и те, кто подорвались на минах… Одна мама привезла своего семнадцатилетнего ребенка, чтобы похоронить, — рассказывает Елена Сирота.

Другая женщина плакала в голос. Она уговаривала свою мать эвакуироваться, но та решила остаться. А теперь встреченные здесь соседи рассказали, что родительского дома больше нет, что пожилая жительница Мариуполя погибла под завалами. «Пустите меня обратно, поеду хоронить свою маму».

  • Мы стараемся встретить, накормить, обогреть, поддержать, дать валерьянки, хотя бы чуть-чуть успокоить. Пойду за палатку, поплачу и возвращаюсь помогать дальше, — говорит Елена Валерьевна.

И даже просто рассказывая об этом, она с трудом сдерживает слезы. По словам депутата, люди у нас хорошие, готовы делиться последним. Таганроженка (видно, что из не слишком обеспеченной семьи), протягивая 150 рублей, просит: «Купите ребятам хоть что-то из белья».

Беженцы отправляются в пункт временного размещения. Чтобы искупаться и надеть чистое, нужны майки, трусы, носки… Ничего этого у них нет. Ни мочалки, ни расчески, ни зубной щетки. Отдохнув, они получают пособие. Некоторых встречают и забирают к себе родственники. Волонтеры готовы приютить детей, у которых погибли родители, пока найдут их близких. Недавно бабушку 1933 года рождения ребята тоже забрали к себе. Нашли и того, кто возьмет к себе собаку, хозяин которой умер в дороге (его супругу в тяжелом состоянии забрали в больницу). Девочку из Мариуполя эвакуировали в Снежное, а здесь нашли ее маму, и на границе они наконец смогли встретится.

  • Много историй, и это такая боль, такое горе, —делится Елена Валерьевна.

Она каждый день там, на КПП Весело-Вознесенка. И еще много неравнодушных людей. Любая помощь там не будет лишней.

Марина ДАРЕНСКАЯ, фото со страницы группы «Волонтеры Таганрога» ВКонтакте.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Skip to content