Пресс-тур «Zа правду». Донецк

Пресс-тур «Zа правду». Донецк

Основным пунктом географии пресс-тура «Zа правду», организованного в последние дни марта министерством по национальной политике, внешним связям, печати и информации Чеченской Республики совместно с информационно-политическим журналом «Персона Страны», стал Донецк.

От поездки в Луганск, к сожалению участников, пришлось отказаться: дорога между двумя отважными столицами Донбасса простреливалась особенно активно. Может быть, причиной стала как раз работа журналистов, с первого дня пресс-тура активно заявивших о нем и на ТВ, и в сети Интернет, и в печатных изданиях. А может, и нет. Но Донецк мы увидели со многих ракурсов.

 Город-труженик

 Одна из обид местных жителей – прозвучавшие когда-то слова «Донбасс дотационный».

— Это мы дотационные регионы? – возмущаются люди так, словно обвинения выдвинуты только что. – Да вплоть до 2014 года именно мы кормили всю Украину! У нас и добыча угля, и машиностроение, и пищевое производство.

Истину эту принимающая пресс-тур сторона готова доказывать делом. К примеру, представители отечественных и зарубежных СМИ (напомню, что в составе делегации были журналисты из Сербии и Турции, Китая и ОАЭ) побывали на заводе по производству холодильной продукции. Светлые просторные цеха (сборочный, по производству пластмассовых и металлический деталей, окраски), современное оборудование, широкий модельный ряд… А когда мы добрались до выставки готовой продукции, оказалось, что нынешний бренд «Донфрост» – старый знакомый: холодильник «Донбасс» долгие годы работал в доме моих дяди и тети, а «Норд» — в моем собственном.

Провели гостей и по цехам Донецкого металлургического завода. Масштабом он, безусловно, уступает нашему ТАГМЕТу, но производство чугуна – явление зрелищное. Выплавляют на предприятии, датой основания которого считается 24 января 1872 года (хотя правительство Российской империи выдало концессию князю Кочубею, обязавшемуся обустроить на Юге России завод по производству железнодорожных рельсов, еще в 1866 году), и сталь, продолжается выпуск литой заготовки, действуют установка «печь-ковш» и МНЛЗ.

Начатая Украиной в 2014 году антитеррористическая операция (местные жители, не мудрствуя, именуют ее попросту войной), конечно, оставила свой след. Не так давно восстановлен завод, простаивавший несколько лет, часть оборудования попала под бомбежку, погибли и ранены семь донецких металлургов.

Город-мученик

Вообще когда попадаешь в Донецк, впечатление складывается двойственное. Чистые улицы без явных следов разрушений (разве что людей совсем немного), забавные вывески (кафе «ДонМак» — пример импортозамещения по-местному: изображение двух золотых арок «Макдоналдса» спутать с чем-то другим невозможно), масштабное здание Донбасс-арены (это здесь в 2012 году проходили игры чемпионата Европы по футболу). Но когда идешь по аллее, ведущей от стадиона в городской парк культуры и отдыха, впервые (потом это будет происходить часто) обращаешь внимание на звуки, похожие на отдаленные раскаты грома. И понимаешь, что это не гром — артиллерийские залпы. И вспоминаются живые цветы у банкомата, которые только что видела из окна автобуса: это здесь 14 марта ракетой «Точка У», направленной с подконтрольной украинским войскам стороны, было убито 23 и ранено 37 человек (итальянская газета «La Stampa» не преминула воспользоваться фотографией с места трагедии, выдав ее за иллюстрацию последствий обстрела Киева).  

Аллея ведет к небольшой скульптурной группе – тревожно вглядывающийся в небо мальчик, за спиной которого прячется маленькая девочка.

— Это памятник детям Донбасса, — поясняет советник главы Донецкой Народной Республики по правам ребенка Элеонора Федоренко. – Восемь лет на нашей земле идет война, восемь лет гибнут наши дети. Более трехсот получили ранения, в том числе тяжелейшие, приведшие к инвалидности. Украина украла у наших детей детство, украла жизни, она лишает нас будущего.

У памятника есть реальные прототипы. Защищать младших сестер пришлось уроженцам и Донецкой, и Луганской областей. Но в ДНР мальчишка выжил, подрос и сейчас воюет за свободу родного края. Мальчик в ЛНР погиб.

— Над макетом этого памятника, установленного в 2017 году, работали школьники России и Европы, — продолжает Элеонора. – Был такой совместный проект «Детская дипломатия». Он действовал более трех лет, к нему присоединились Франция, Германия, Италия, Чехия.  

Есть в городе еще одно памятное место – Аллея ангелов. Мемориал, посвященный памяти погибших детей Донбасса, представляет собой кованую арку из сплетенных роз (символ Донецка) и гранитную плиту, на которой высечены имена детей и их возраст (самым маленьким не было года). Именно сюда граждане ДНР привозят пленных украинцев. Некоторые встают на колени, другие молча плачут. Правда, жители Донецка не склонны слишком уж обманываться на их счет.

— Когда ведешь этих людей на обмен, в их глазах читаются совсем иные эмоции, — рассказывают бойцы народной милиции.

Город-рыцарь

Говорит о страданиях своих юных земляков и уполномоченный по правам человека в ДНР Дарья Морозова.

— Дети, которые родились за последние восемь лет, просто не знают, как живут без войны. Они различают, какой снаряд летит, знают, куда прятаться. Это неправильно. Право многих и многих людей на мирную жизнь нарушалось в течение всего этого времени.

Несмотря на все тяготы, выпавшие на долю жителей Донбасса, они не озлобились, не стали отвечать злом на зло.

— Недавно я была там, где содержатся украинские пленные, — замечает Дарья Васильевна. – И я горда за наше правовое государство. Люди в достойных условиях, их нормально кормят, женщины обеспечены гигиеническими наборами. Как контраст – мы видим видеокадры, которые выкладывают в сеть те, кто издевается над нашими и российскими воинами. И это делают люди, которые, по их же словам, стремятся в Европу. Именно так, по их мнению, выглядят европейские ценности?

Город-герой

При ближайшем рассмотрении понимаешь, что жизнь в Донецке не такая уж мирная. Наша колонна тормозит в центре города – у кафе, на пороге которого оборвалась жизнь первого главы Донецкой Народной Республики Александра Захарченко. После трагедии поврежденное мощным взрывом здание восстановили, но возвращать ему прежнее название «Сепар» (просторечное «Сепаратист») не стали. Затянули черным крепом и баннерами, на которых можно прочесть изречения Александра Владимировича («Живи свободным, поступай по совести, относись ко всему справедливо») и установили камень с надписью: «31 августа 2018 здесь трагически погибли Глава ДНР, Герой Республики Александр Захарченко и его телохранитель Вячеслав Доценко». «…Во все времена бессмертной Земли помните!» Сегодня к его подножию снова ложатся алые розы – от имени Чеченской Республики, по поручению ее главы Рамзана Кадырова.

…Вдоль городских магистралей наряду с привычной для нас рекламой постельного белья, бытовой техники и игрушек – щиты, напоминающие о подвиге Героя России и ДНР Владимира Артёмовича Жоги. И призывы: «Защитим Родину!», «Донбасс — наша земля», «Все — за Донбасс!» Да и безопасность тут – понятие относительное. В последний день пресс-тура «Zа правду», к примеру, выяснилось, что ночью ВСУ обстреляли расположенную в Кировском районе Донецка многоэтажку — всего в десяти километрах от нас. Один человек погиб, четверо пострадали. На все просьбы журналистов и операторов отправиться на место события был получен уже знакомый ответ: «Нет. Там опасно».

Сразу вспомнились откровения одной из горожанок: «Живу в том же районе, поэтому каждые два часа звоню домой – как там мама и сын. И вообще живу от звонка до звонка мужа, который сейчас находится на передовой. Услышала его голос – всё нормально примерно на две недели». И ее же ответ на мой вопрос «Если бы можно было вернуться в 2014 год, зная всё, что произойдет дальше, вы одобрили бы протесты, которые привели к провозглашению ДНР?», который звучал так: «Безусловно! Мы боремся за нашу свободу. И добьемся. Любой ценой».

Ирина СДАТЧИКОВА, фото автора


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Skip to content