Каким видит Таганрог Александр Родионов?

В библиотеке имени А.П. Чехова на днях открылась выставка «Полёты во сне и наяву». Художник-маринист Александр Родионов представил свои новые и некоторые уже знакомые посетителям прошлых экспозиций работы.

Хорошие картины, как правило, не просто отражение места и действия, это еще и личное переживание художника, которым он готов поделиться. В работах Александра оно явственно присутствует.

Обратимся к сюжетам. На льду залива мы видим увлеченных хоккеистов, мотоцикл неподалеку и такую знакомую, но вовсе не опасную (как уверяет художник) широкую трещину у берега. Подобные появляются здесь при любом морозе: море никогда не спит, оно движется и дышит, похрустывает льдинами, складывает их в торосы. На заднем плане — вид, знакомый каждому, кто побывал на Богудонии: то ли баталерки, то ли диковинные бунгало «местного разлива» с видом на море: приметы таганрогской аутентичности в не меньшей степени, чем старинные дома постройки начала ХIХ века.

Хотя Александр определяет себя как мариниста, на его картинах изображен и город. Вот одна из недавних: старинный дом и заснеженная перспектива, глубокие тени деревьев на снегу, далекие прохожие, облущенный кирпич некогда парадных ворот богатого и благополучного дома, резной кованый узор великолепного козырька. Но доминирует в экспозиции всё-таки море. Бриг под всеми парусами на ночной волне, перламутровый нежный восход, выкрасивший мир в волшебные краски так, что даже тяжелые полотнища ветрил кажутся невесомыми. Далекие рыбацкие сети и привычные чайки, близкий прибой, камни ракушечника в зеленых волнах…

Присутствует и свойственное романтикам легкое баловство. Например, работа, которую автор назвал «Коты»: росчерки дождя, пузыри на воде, Пушкинская набережная, рыбаки в темных плащах. И надо основательно присмотреться, чтобы обнаружить нишу в камне, где расположились два котика, пережидающие дождь. Разве мы знаем, где прячутся уличные коты в непогоду? Разве мы задумываемся об этом?

Чувствуется также, что, кроме природы и ее волшебных оттенков, которые нарочно не придумаешь, художник увлечен историей, известными морскими баталиями, замечательными людьми из российского прошлого, и это нашло отражение в его творчестве.
Например, на одной из картин ломает лёд «Ермак» — первый ледокол русского, а потом и советского флота. Помимо всего прочего, это был первый в мире ледокол арктического класса, и назван он в честь русского исследователя Сибири — Ермака Тимофеевича. В 1897 году Степан Осипович Макаров выступил с идеей строительства судна для обеспечения круглогодичной навигации в замерзающем на несколько месяцев порту Петербурга и работы в Северном Ледовитом океане. Строили ледокол англичане. Корабль пережил богатую историю, прошел Первую мировую войну, спасал суда из ледового плена, выводил их на чистую воду, но Александр посвятил свою картину автору идеи его создания — великолепному полярному исследователю, кораблестроителю, вице-адмиралу Степану Макарову.

  • Патриотизм в том и состоит, чтобы помнить таких выдающихся людей. Наша история полна примеров самоотверженного труда на благо Отечества, незаслуженно забытых имен, и эта картина — моя посильная дань памяти замечательному человеку, — рассказывает Александр.

С 1996 года Александр Родионов участвует в городских выставках, проводимых Таганрогским отделением Союза художников России, состоялось и несколько его персональных экспозиций. Хотя специального художественного образования наш автор в свое время не получил (искусством увлекся во время службы в рядах Вооруженных сил), ценят и любят его работы не только в Таганроге. Некоторые картины перекочевали в частные коллекции в разных уголках России, другие отправились во Францию, Германию, Австралию, США и Канаду.

Выставка в концертно-выставочном зале библиотеки имени Чехова будет работать до 28 февраля.

Марина ДАРЕНСКАЯ, Фото Оксаны Сербиной и Валерии Мартинес

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content