Снег, песок и глина дорожного альбома: выставка Юрия Фесенко

Напоминаем, что сегодня, 18 июня, в музее «Градостроительство и быт г. Таганрога» открывается экспозиция выставочного проекта «Личный город», отражающая взаимоотношения художника с культурой и историей здешних мест.  Автор проекта — художник Юрий Фесенко. Он родился и вырос в Таганроге и уже много лет, как обосновался в Москве. Утверждает, что мечтал бы жить и работать в этих двух городах одновременно.

Город одномоментный

Юрия Ивановича давно волнуют практики современного искусства. Несколько десятилетий подряд он пытается сочетать живопись с работой нетрадиционными материалами, в том числе с фотографией. Участник и автор ряда знаковых (не только для публики, но и для их создателей) ART-проектов 90-х годов, Юрий Фесенко продолжает данную работу и сегодня. «Ковёр» в музее культур народов Востока, «Ленин, ритуальная модель», «Заседание Государственной Думы», «Утраты», «Золотая война» в галерее «Дар» и другие арт-объекты отражают его гражданскую позицию в современной жизни. Помимо этого, последние два десятилетия Юрий Иванович занимается вопросами архитектуры и дизайна в общественных и приватных пространствах городов и зданий.

  • Окончив учебу в Таганроге, я пять лет преподавал в Ростовском художественном училище имени Грекова. В 1982 году перебрался в Москву, в те годы живопись была главным моим занятием. С начала девяностых сочетаю работу художника — в архитектуре — и архитектора — в изобразительном искусстве. В Таганроге жила мама, и доводилось приезжать сюда время от времени, а после 2000 года пришлось бывать и чаще. Когда я стал задерживаться здесь по неделе, по две, обнаружил: город, который теперь вижу, не похож на тот, что помню с детства, юношества и даже более зрелых лет, он совершенно другой. И так — каждый приезд… Из одномоментного восприятия городской архитектуры, фрагментов воспоминаний, мимолетных впечатлений и переживаний, текущих событий и отношений с близкими и друзьями каждый раз складывался новый образ Таганрога, — рассказывает художник. — И я понял, что дело не в городе. Он меняется, но не настолько, чтобы его не узнавать. Другим становлюсь я, меняются мои «установочные файлы».

Улицы, словно страницы

Позже Юрию Фесенко пришла мысль анализировать свои ощущения не размышлениями, а самым естественным способом осмысления мира для художника — создавая изображения. Он бродил по городу, пытался что-то зарисовать и вдруг понял, что это бесперспективно. Надо было привозить с собой графические материалы, заниматься этим долго и последовательно, но таких возможностей на тот момент не существовало.

Раньше, устраивая живописную практику в средней полосе России — в Звенигороде и его окрестностях, Юрий Иванович часто делал зарисовки-«почеркушки» и записи: какого цвета лес, река, как солнце садится… Дорожный альбом, который обычно у художника в кармане, – это заметки, зарисовки с разных ракурсов, и они впоследствии складываются в одно объемное представление об изображаемом объекте.

  • А в Таганроге я попытался отразить свои впечатления подручными средствами. Прямо на улицах рисовал снегом, а в теплое время – водой: на рынке нашел подходящие брызгающие устройства. Можно изображать что-то на асфальте, и это потом развеивается ветром, испаряется, не оставляя следов; рисовать на песке городских пляжей, и всё смоет прилив. Так совпало, что используемые мной материалы применимы в строительстве: вода, песок, глина… Изображения носили некоторую схематичность, и улицы города стали «листами» моего дорожного альбома. Я выстраивал город, что возник в моем подсознательном, в культурной памяти, — объясняет Юрий Фесенко.

Подобная память заложена в каждом человеке. Для одних это кулинарные традиции, для других – семейный уклад, третьи, не задумываясь, живут «как положено»: все являются носителями определенного культурного кода.

Коридоры судьбы

  • Я воссоздавал ассоциативные образы, связанные с тем или иным местом. Неподалеку от нынешней картинной галереи (Таганрогский художественный музей — прим. автора) работал Дом пионеров, и помню, какие усилия были необходимы, чтобы отправиться заниматься туда в студию. Дорога длиной в четыре квартала – словно какой-то коридор, изменивший мою судьбу. От дворовой футбольной команды я был отлучен и направлен родителями в ином направлении… У жителя любого города есть тысячи сюжетов и мест, подобным образом связанных с его жизнью, — делится мыслями Юрий Иванович. — Говоря о своих впечатлениях и переживаниях, я лишь хочу объяснить, откуда взялась необходимость спонтанно рисовать на улице подручными, случайными материалами.

Строго говоря, это вид современного искусства – стрит-арт, Environmental-art (работа с окружающей средой) — уже канонизированные формы проявления художественного творчества.

Таганрог не зря входит в перечень исторических городов России, здесь совершенно особенное культурное и архитектурное наследие. Пусть в полуразрушенном состоянии, но город изначальный проступает через уродливые порой пристройки или какие-то другие некорректные вмешательства в этот богатый архитектурный пласт. Юрий Фесенко это видит отчетливо. Как архитектор он считывает, словно текст, каждый дом. Развернутый рассказ о стилях зодчества и их смешениях, историческую подоснову, какая может быть у старого здания… По его словам, создается своеобразный палимпсест (от греческого слова «соскобленный»: древняя рукопись на пергаменте, написанная по счищенному, еще более древнему письму, — прим. автора), один слой накладывается на другой, и их очень много.

Подсознательное и любовь

… Античные колонны, обозначенные в глине обрыва у моря, скифский охотничий ковер, рисунок которого вычерчен на песке, — размышления о древних народах, населявших этот край. Легендарный старец Фёдор Кузьмич у памятника царю Александру I, эфемерное окно с маленькой форточкой в Европу у памятника Петру I, — отражение истории. Семилетняя работа художника включает в себя более 3000 снимков, сотни рисунков, которые создали образ личного города, города внутри.

Представленные фотографии – фотокопии страниц дорожного альбома. Как города складываются из улиц, 50 работ составили экспозицию «Личный город».

  • Рисуя, пытался его увидеть с моим слоем впечатлений, переживаний, с житейским опытом и знанием истории города, с любовью к нему, — поясняет Юрий Иванович.

Существует похожая восточная традиция — писать стихи кистью и водой (их можно прочесть, пока не высохнут на асфальте) или быстрое изображение одной линией, проведенной тушью с помощью пера (монохромная живопись суми-ё), предполагающее, что мозг, чувство и рука соединяются в единое целое, и нужно выразить, что вы чувствуете в короткую единицу времени. Знания, переживания, окружающая природа, атмосфера, шум города – всё вместе влияет на ваше состояние и рисунок. В идеале отображает понимание этого места…

Культурный код Таганрога

  • Совсем недавно новый владелец здания на Банковской площади закатал старинную тротуарную итальянскую плитку под асфальт. Я подошел, черный слой был еще теплый, и появилось чувство, что иду, как по кладбищу: тут похоронен культурный слой, — рассказывает Юрий Иванович.

Он надеется, что придут другие времена. Отдельных проблем не бывает, всё часто упирается в наличие интересных рабочих мест для грамотных людей. От того, достаточно ли таких мест, зависит многое: уровень жизни, возможности, которые открываются перед молодежью, ее интерес к перспективным, востребованным профессиям. И всё это могло бы создать хороший фон для интереса таганрожцев к своему культурному наследию и к современному искусству.

Художник рассчитывает, что его проект, будучи интегрирован в ткань музейной экспозиции «Градостроительство и быт г. Таганрога», где уже представлен город, описанный с точки зрения исследования, создаст диалог между исторической памятью и памятью живущего человека. И познакомившись с «Личным городом», кто-то из посетителей выставки ощутит: наши улицы не просто дорожки, ведущие к продуктовому магазину или на работу. Мы ступаем по своеобразной карте памяти.

— Если бы каждый мог отождествить Таганрог с личным городом, люди бы с большим вниманием относились к наследию прошлого, — уверен художник. — Например, реставрировали старинные ворота своего двора, а не меняли их на бездушную современную штамповку, бережно сохраняли архитектурные фрагменты, что отсылают нас к прославленным зодчим прошлого, к культурному коду родного города.

Марина ДАРЕНСКАЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content