Серафима Блонская: она не признавала чёрный цвет

3 октября исполнилось 150 лет со дня рождения таганрогской художницы Серафимы Иасоновны Блонской. Серафима родилась 21 сентября (по старому стилю) 1870 года в городе Верхнеднепровске (ныне — Днепропетровской обл. Украины) в семье нотариуса Иасона Ивановича Блонского, переехавшего со своей семьёй в Таганрог в 1875 году, купившего здесь дом у Савельевых на Елизаветинской улице (сегодня — ул. Розы Люксембург, № 91). Сёстры Блонские были связаны судьбами с разными интересными таганрожцами: Грановскими, Сигидой-Малаксиано, Чумаченко и другими.

Серафима окончила Таганрогскую Мариинскую гимназию с золотой медалью, затем Киевскую художественную школу Николая Ивановича Мурашко, где в те годы акварельный рисунок преподавал Михаил Александрович Врубель. Учась в Санкт-Петербургской Академии Художеств, Серафима направлялась в учебную командировку в Италию. Дипломная работа Серафимы Блонской «Девочки. Вербное воскресенье» была подарена нашему городу дважды. Это полотно было принято в Музей Академии художеств, потом передано в дар городу Таганрогу распределительной комиссией Академии Художеств. Но картине не нашлось подходящего места в маленьком тогда ещё музее нашего города, поэтому художница забрала её в свою мастерскую.

В 1909 году из суетной столицы Серафима Иасоновна Блонская и Александр Михайлович Леонтовский переезжают в Таганрог. В бывшем здании частного театра Иловайского, на Елизаветинской 85-а (ныне — Р. Люксембург № 93), они, согласно разрешению Академии Художеств, открывают «рисовальную школу живописи с курсом лекций по анатомии, перспективе и истории искусств».

После установления советской власти дома, ранее принадлежавшие сёстрам Леонтовской и Кинеловской по улице Елизаветинской №№ 81 и 83, и дом, принадлежавший Серафиме Иасоновне, ул. Елизаветинская № 85-а, были муниципализированы. В доме № 85-а сделали две квартиры, в 1926 г. в них проживали две семьи, всего пять человек. В доме № 81 / 83 – семь квартир, одиннадцать семей, всего двадцать пять человек.

Ученица Серафимы Блонской Наталья Образцова делилась: «Жила она по-спартански, не имея ничего лишнего. И эта суровость по отношению к своему быту осталась у неё на всю жизнь». (Образцова Н. «Воспоминания о школе Блонской»).

Рисовальная школа существовала в 1920-е годы в своём старом здании. По воспоминаниям учеников, Серафима Иасоновна «была главным лицом в школе и нередко вела занятия одна, но рядом с ней иногда мелькала сумрачная тень Александра Михайловича Леонтовского». У Леонтовского была гончарная мастерская, он преподавал также и лепку, читал лекции по истории искусств, любил Харменса ван Рейн Рембранта.

Среди более тридцати художников Таганрогского промышленно-кооперативного товарищества «Художник» (существовало с 10.03.1935 до 09.04.1941) Всероссийского кооперативного союза работников изобразительного искусства «Всехудожник» Серафима Иасоновна не состояла.

Во время оккупации 1941-43 гг. Серафима Иасоновна вынуждена была участвовать в художественных выставках, они проходили с успехом. На выставке в фойе городского театра осенью 1942 г. были представлены «Девочки», «Окраина Таганрога», «Гуси», «Маки», «На огороде», несколько удачных портретов и акварельных этюдов Таганрога и его окрестностей. Дополняла выставку картина другого художника-таганрожца Синоди-Попова «Письмо», «для которой в молодости позировала госпожа Блонская».

«1 августа 1942, в городском музее открылась третья по счету в этом году выставка местных художников. По инициативе таганрогского Отделения германской пропаганды к этой выставке было подготовлено много полотен с видами города и его окрестностей. Художники с радостью откликнулись на призыв Отделения пропаганды и дали свыше 200 работ. … Маститая художница Таганрога г-жа Блонская представлена пятью этюдами головок местных гимназисток (эскизы к известной всем нам картине художницы «Вербное воскресенье»)». («Новое слово» от 25.09.1942).
После выставок участвовавшие в них работы Блонской, в том числе «Вербное воскресенье», были переданы в фонды городского музея: так эта картина оказалась подаренной Таганрогу вторично.

После возвращения советской власти художница продолжала участвовать в художественных выставках.

Последние годы, проведённые всё в том же родном доме, разделённом на квартирки, были скромны. Смерть её 9 августа 1947 года была преждевременна. Но художница и «строгая, но справедливая учительница» (Н. Образцова) осталась жить в своих учениках, в своих полотнах и в нескольких десятках акварельных и графических работ, а также в той памяти, которую хранят город, художественная школа, носящая её имя, и родной дом с мемориальной табличкой — память о том, что здесь жила мужественная талантливая женщина с непростой судьбой.

«Серафима Иасоновна постоянно внушала нам: в природе нет чёрного цвета! Чёрный цвет выдумали те, кто не видит солнца и не понимает, что всё вокруг нас освящено солнечными лучами и потому имеет множество оттенков. Чёрный предмет, на который падает солнечный луч, перестаёт быть чёрным: в нём есть и лиловые, и синие, и зелёные тона – все, кроме чёрного!» (Наталья Образцова).

Екатерина ГАЛОЧКИНА, по материалам Таганрогского филиала Государственного архива Ростовской области, письмам и воспоминаниям, фото из архивов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content