Каждое имя на монументе – наша история

В начале этого года в администрацию Таганрога пришел запрос. Члены рабочей группы из далекого поселка Тайтурка Иркутской области, занимающиеся проектом «Аэродром Южный: по следам войны», разыскивали информацию о нашем земляке Павле Петровиче Нецветай.

16 августа 2019 года на территории бывшего военного аэродрома Южный установили памятник авиаторам, погибшим при перегоне самолетов в 1941-1945 годах.  Автор изваяния — скульптур из поселка Тельма Иван Зуев. Образ им создан собирательный: молодой парень в лётном шлеме без страха и упрека смотрит в небо. Большинству погибших авиаторов было чуть более двадцати лет…

После открытия монумента продолжается поисковая работа. В Тайтурке хотят создать Книгу памяти о погибших пилотах. И собирают любую информацию об ушедших до срока бойцах.

Авиатор из Таганрога

В семье Тамары Павловны Нецветай бережно хранят память о ее отце, который погиб в Иркутской области, выполняя боевое задание. Ему не было и 30 лет.

Павел Нецветай родился в 1913 году в нашем городе в семье рабочих. Окончил семь классов и школу ФЗУ (фабрично-заводского ученичества) при заводе «Красный котельщик», а после военкомат направил его на учебу в школу младших авиационных специалистов в Новочеркасске. Завершив обучение в 1936 году, Павел получил звание лейтенанта и специальность техника-механика.  Его направили на Дальний Восток в Анучинский военный гарнизон для дальнейшего прохождения службы. Павел Петрович отмечен нагрудным значком участника Хасанских боев (участвовал в сражениях в 1938 году), продолжал нести службу на военном аэродроме.  Когда началась Великая Отечественная война, Павел Нецветай оказался на фронте. Занимался подготовкой машин к боевым вылетам, перегонял самолеты из ремонтных мастерских на военный аэродром. В это время его супруга Александра Михайловна работала в Рубцовске, на рубежах трудового фронта помогая приблизить победу Красной Армии.

Последнее письмо от Павла Петровича пришло из города Бузулук Оренбургской области. Он отправил весточку своей семье, с большим теплом передавая привет маленьким дочерям. Когда Александре Михайловне стало известно о разбившемся вместе с экипажем самолете, общие знакомые успокоили ее, сказав, что Павел Петрович выжил. Но вскоре стало известно, что Павел Нецветай погиб при выполнении боевого задания. О месте его захоронения сведений не предоставили. В извещении-«похоронке» значилось: «В бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 11 ноября 1942 года».

Аэродром у реки Белой

После освобождения Таганрога Александра Михайловна вернулась в родной город. Она не верила, что муж погиб. Думала, он ранен или сильно искалечен, поэтому не возвращается.

— И я всё время ждала: каждый военный, который проходил мимо нашего дома, казался мне папой. Маленькая, бежала вслед, заглядывала в лицо — вдруг это он? — вспоминает Тамара Павловна.

Повзрослев, она писала запросы в Сибирь, пыталась узнать, как произошла трагедия, выяснить, где может находиться могила отца, но без успеха. Известно лишь, что летчиков в основном хоронили на гарнизонном кладбище. Но не осталось надписей на надгробьях, нет и соответствующих документов в архивах…

Близ поселка Тайтурка в годы войны находился  грунтовой аэродром Южный, на котором размещалась эскадрилья командующего ВВС Восточно-Сибирского военного округа. Его интенсивно использовали для тренировки летчиков и формирования экипажей перед отправкой на фронт, для дозаправки воздушного судна,  технических и профилактических работ. Иркутский авиационный завод в то время производил по два самолета в день. На заводском аэродроме не хватало мест для стоянки. Самолеты перегонялись к речке Белой, где проводились лётные испытания и передача их представителям ВВС. После окончания войны аэродром еще некоторое время действовал как место базирования эскадрильи командующего округом, а в 1953 году был закрыт окончательно.

Во время перегонов самолетов – пикирующих бомбардировщиков Пе-3 с Иркутского авиационного завода № 39 им. Менжинского на фронт в течение года погибли 36 молодых парней — 12 экипажей. Причины были разные. Известно, что управляли каждым экипажем бывалые авиаторы, имеющие большой лётный и боевой опыт.

«Здесь не хочется говорить…»

Руководитель поисково-краеведческого отряда «Гвардейцы» кадетского корпуса вместе с учащимися провел серьезную поисковую и аналитическую работу, составляя библиографическую и архивную базы данных погибших летчиков. Кадеты собирали воспоминания ветеранов о боевых буднях авиации бывшего тайтурского аэродрома, фотоматериалы, поднимали документы из архивов, переписывались с родственниками павших за Родину. В результате работы поисковых отрядов на монументе появились имена 36 авиаторов.

«…О военной авиабазе, которая располагалась за Тайтуркой на левом берегу Белой в годы Великой Отечественной войны, сегодня мало что напоминает. Часть земляного полотна ушла под дорогу, взлетная полоса стала бесконечным полем, поросшим травой. Чудом уцелели со времен войны два строения. Слегка покосившееся двухэтажное деревянное здание, где находится ныне амбулатория поселка Тайтурка, в 40-е годы было общежитием, а помещение, что сейчас используют медики для бытовых нужд, служило летчикам столовой. И хотя здания давно сменили свое назначение и внешний вид, в них до сих пор живет дух прошлого. Здесь не хочется говорить…» — поделилась впечатлением журналист газеты «Земля Усольская» Евгения Журбенко.

В Государственном архиве в фонде «Катастрофы в Иркутской области» поисковики-краеведы обнаружили короткую запись № 21, датированную 11 ноября 1942 года. «Перегон Белая – Красноярск. Самолет Пе-3 бис. № 40507. Экипаж 4 ДРАП. Зам. командира эскадрильи старший лейтенант Барсков Виктор Иванович, 1915 г.р. Штурман эскадрильи старший лейтенант Хомиченков Петр Фомич. Механик звена младший воентехник Нецветай. Отказ руля высоты на взлете, потерял скорость, свалился в штопор…»

Связь поколений

Благодаря сочинению Захара Бачурина, разместившего историю о своем прадедушке на интернет-странице «Бессмертный полк», семью Павла Петровича в Таганроге нашли поисковики. Внучка авиатора Ольга Калмыкова отослала им сканы фотографий, документов из семейного архива. Сохранился и образец почерка еще молодого тогда дедушки: на оборотах фотографий — «на долгую и добрую память…»

Для нас так важно, что нашлась хоть какая-то информация и есть место, где теперь стоит памятник. Мама плакала и всё-таки радовалась, — рассказывает Ольга Евгеньевна. — И поделиться уже не с кем, сестры ее давно нет с нами, как и многих из этого поколения… Все эти годы Тамара Павловна приносила цветы к захоронению летчиков в наших местах, погибших в годы войны, ухаживала за их могилами…

Только от нас зависит, сохранится ли связь поколений. В каких бы краях ни полегли прадеды, защитившие родную землю от беды, память о них и минувшей Великой Отечественной сможет удержать нас от грядущих ошибок. И указать, что и вправду важно — на фоне пафоса и ежедневной житейской суеты.

Марина ДАРЕНСКАЯ, фото из архива семьи Нецветай

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content