Как «подружить» капремонт с реставрацией, или Борьба за дом

Когда приходит время капитального ремонта, нам представляется, что это хорошее известие. Что плохого может быть в замене электрических сетей или восстановлении крыши? Правда, когда дом, который попал в программу капремонта, является объектом культурного наследия (ОКН), далеко не всё так просто.

Программа капремонта, с одной стороны, предполагает выделение каких-то средств, а с другой — к сожалению, существенно снижает требования, предъявляемые к научной реставрации зданий, являющихся ОКН.

Два особенных дома из списка

Проект подобной реставрации обычно готовит организация, имеющая лицензию на работу с объектами культурного наследия. Соответствующий документ должно иметь и то предприятие, которое будет выполнять реставрационные работы. За этапами их выполнения, как правило, осуществляется авторский надзор (контроль за соблюдением требований проектной документации лицом, подготовившим данную документацию – прим. автора). Естественно, стоит всё это недешево.

Дополнительная проблема состоит в том, что в ЖАКТах — домах, построенных в начале ХIХ века (центр города), бремя содержания жилья ложится на собственников, у которых не всегда есть возможности и средства для того, чтобы должным образом привести в порядок подобные здания.

Когда в прошлом году в открытых источниках появились сформированные списки объектов, где планировался капремонт, среди других домов там обнаружился один из уникальных образцов усадебной застройки Таганрога начала позапрошлого столетия — старинный особняк (в прошлом — дом Ильи Алфераки), расположенный на пересечении Александровской улицы и переулка Антона Глушко. Речь в списке шла не об одном, а сразу о двух зданиях. Второе, с высокими полуциркульными окнами и деликатной лепкой, возведенное по проекту 1873 года в формах эклектики и составляющее единое целое с домом Алфераки, когда-то находилось в собственности Ивана Краснощекова – отставного хорунжего Войска Донского.

Приближение к деталям

Весной начались ограничения, связанные с эпидемиологической обстановкой, и в связи с переходом на онлайн-формат у сотрудников музея «Градостроительство и быт г. Таганрога» появилась идея создания роликов, повествующих о лучших образцах старинной архитектуры в нашем городе. За основу решили брать не общие исторические сведения, а судьбу конкретных знаменитых домов, а заодно и их владельцев.

Так один из актуальных адресов (дом Ильи Алфераки), особняк, построенный в стиле безордерного классицизма, который потенциально мог пострадать в результате некомпетентного ремонта, стал героем одного из фильмов, представленного музеем на страничке YouTube. 

Как рассказывает кандидат искусствоведения, заведующая музеем «Градостроительство и быт г. Таганрога» Марианна Григорян, уже случались такие моменты, когда приходилось буквально становиться грудью на защиту облика особняков старого города. Например, пару лет назад большой резонанс вызвал ремонт фасада дома купца Мартовицкого, построенного в первой трети ХIХ века (ул. Чехова, 131). Его выкрасили в насыщенный зеленый цвет и заодно уничтожили русты нижнего этажа, являющиеся одним из характерных признаков стилистики классицизма. Как результат – дом оказался обезличен.

Городские активисты подняли общественность, но подрядчик заверил ее представителей, что такова была просьба собственников дома. Жильцы даже рассердились: «Мы сами попросили заштукатурить русты, такой рельеф мешает уходу за домом, туда забивается пыль!» Они вообще утверждали, что эти элементы выполнены в 1990-е годы и раньше их на фасаде не существовало… Этот дом не причислен к объектам культурного наследия, однако обладает всеми чертами построек позапрошлого века, составляет часть архитектурного ансамбля улицы Чехова и бывшей Александровской площади. Согласно Постановлению № 66 администрации Ростовской области от 2008 года здание относится к категории «объектов, обладающих признаками ОКН в части сохранения фасадов». Такие дома являются образцами фоновой застройки, и именно совокупность подобных строений на наших улицах и позволила в свое время присвоить Таганрогу статус исторического поселения федерального значения.     

  • Таким образом, – отмечает Марианна Евгеньевна, – некий негативный опыт от подобных «обновлений» уже накопился, и в свете этого мы озаботились судьбой дома Алфераки, сняли сюжет с максимальным приближением к деталям, к утраченным фрагментам лепнины, к особенному устройству бывшего дворянского особняка. Фильм вызвал хороший общественный резонанс, собрав большое количество просмотров. И сами жильцы, узнав историю своего дома, поразились, пришли в немалый восторг. 

Бледный дом из проекта

В июле определили подрядчика, и началась подготовка к работе – организация предложила проект капитального ремонта старинного особняка. В том числе благодаря резонансу, причиной которого стал отснятый фильм, председатель совета МКД (многоквартирного дома, — прим. автора) позвала на совещание, посвященное будущему ремонту, представителей городской Думы, общественности, сотрудников музея и блогеров. 

Колористическое решение в представленном проекте реставрации оказалось неожиданным: оттенки от белого до светло-серого… Марианна Григорян, увидев проект в электронном виде, направила в подрядную организацию подробную историческую справку–обоснование относительно некорректного цветового решения фасада. Оказалось, что проектировщики, чтобы вникнуть в тему, обратились к материалам Интернета. Нашли заметку четырехгодичной давности, написанную не без участия Марианны Евгеньевны, и приняли изображение архитектурного обмера, выполненного Яковом Рубанчиком (выдающимся ленинградским архитектором, уроженцем нашего города) в 1929 году, за первоначальный проект особняка.  

Обнаруженная проектировщиками интернет-публикация имела в своей основе найденные Марианной Григорян в 2012 году в архиве Государственного научно-исследовательского музея архитектуры имени Щусева в Москве уникальные черно-белые фотографические изображения, которые давали представление о первоначальном облике здания и позволяли оценить степень утрат на сегодняшний день. Помимо фотографий нашелся тогда и обмер фасада, выполненный тушью, с подцветкой акварелью. Дело в том, что архитектурный обмер не ставит целью фиксацию цвета: он отражает масштабные соотношения отдельных частей здания, его детали. Отсюда и серо-белые оттенки архивного графического листа.  

Во времена классицизма настоятельно рекомендовали (и эти правила отслеживались полицией) соблюдать двухцветную окраску домов. Один цвет – для выступающих и западающих деталей, другой – для тона стены. Например, предпочтительно было использовать желтую охру с подчеркиванием деталей белым цветом…

Еще одной проблемой явилось намерение подрядчика оштукатурить стены исторического особняка модным «короедом».

«Короед» стирает историю

Председателя Таганрогского отделения ВООПИиК (Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры) Олега Фетисова тема домов — объектов культурного наследия увлекла давно. В 80-х годах прошлого столетия его отец руководил организацией «Спецреставрация», опираясь на нормы и требования, разработанные в советское время. И эта была единственная организация, работавшая со старинными зданиями в городе, которые представляли культурную ценность. Так, по первоисточникам, они восстанавливали в свое время музей Алфераки, здание театра имени А.П. Чехова.

 Олег Юрьевич активно и на постоянной основе вел свой блог в «Живом Журнале» (интернет-площадка livejournal.com), и среди его статей часто встречались печальные истории о домах, внешний вид которых безнадежно испортили современным ремонтом. Многие из этих зданий не смогли бы признать объектами культурного наследия, но в каждом присутствовали особенные архитектурные элементы, изюминки таганрогского зодчества.

Например, он рассказывал в публикации, как в доме на Александровской улице (недалеко от таможни), являющемся образчиком старинной фоновой застройки, кованые металлические элементы изящного фигурного балкончика заменили пластиком, а сам дом оштукатурили «короедом» («короед» – смесь текстурной консистенции с добавкой мелкой мраморной крошки для придания структуры — прим. автора).   

  • Ее не надо выглаживать, проще наносить, ведь элементы штукатурки создают определенный рельеф, и она стоит раза в два выше, чем обычная штукатурка, – разъясняет Олег Фетисов. – Этот «короед» меняет здание до неузнаваемости – постройка утрачивает дух своей эпохи. 

А еще люди порой просят упростить рельефный декор фасада.«Сделайте нам гладенько!» – говорят жильцы. Неважно, что это история. Лепные изыски закрывают, не задумываясь, пенопластом и штукатурят.  

Архитектурные детали «рукавичкой»

Когда подобные дома попадают в программу капитального ремонта, в открытых источниках публикуются сметы с перечнем работ, которые планируют производить для их восстановления.

  • Как общественник я думаю: некоторые проблемы, касающиеся сохранения старинной архитектуры, можно решать на местном уровне сообща. И в этом случае получилось, – вспоминая о ремонте дома Ильи Алфераки, отмечает Олег Фетисов. — Председатель городской Думы – глава города Таганрога Инна Николаевна Титаренко фактически организовала встречу, где собрались и заказчики, и подрядчик, и проектировщики, и общественники, и местные жители – порядка 20 человек. Представители подрядчика внятно объяснили, от каких пунктов сметы они не смогут отойти и что вообще в соответствии с определенными на ремонт деньгами можно сделать в этом доме.

 Согласно документам, подрядчик всё-таки выполняет именно ремонт, то есть восстановление утраченной лепнины, каких-то элементов орнамента – вне его возможностей и компетенции. К примеру, если какая-то утерянная конструкция была изогнутой, он повторяет ее изогнутость, по определению неравнодушного общественника, «рукавичкой».

  • Нужно сказать, что подрядчик был настроен на хороший результат и делал много в рамках своих возможностей и полномочий. Вопрос скорее в том, хватает ли этого для работы с объектом культурного наследия регионального значения, – акцентирует Елена Федоренко, один из представителей общественности и архитектор. — При более глубоком погружении в законодательную сферу оказалось, что для работ достаточно «Проекта капитального ремонта фасада ОКН» и обычных отделочных операций. Тогда как здравый смысл подсказывает: только научная реставрация и специалисты-реставраторы на лесах! Очевидно же, что эти и реставрационные работы предполагают абсолютно разный уровень, качество и стоимость. За время ремонта мы с Марианной Григорян, Владимиром Верготи, Еленой Алексеенко — неравнодушными жителями Таганрога — несколько раз встречались на объекте с председателем совета МКД и подрядчиком, обсуждали, что стоило бы исправить и как. В частности, просили быть более тактичными с лепниной, четче прорабатывать карнизы и русты, подбирали цвет фасада, отстояли оригинальное крыльцо, размуровали фрагменты кованого навеса, вычистили их и выполнили необходимые сопряжения.

Лепнина по-домашнему за «народные средства»

Олег Фетисов также отметил, что представители ООО «Дон-строй» (подрядчик) проявили себя лучшим образом. Во время работ постоянно поддерживали контакт, им можно было позвонить и передать текущие замечания.

 Особняк своими чертами жалобно взывал о помощи: части орнамента, когда-то выпавшего и утраченного, при прошлых ремонтах, не задумываясь, просто забелили, основание кованого изящного козырька замуровали в межэтажную тягу (выступающий архитектурный элемент, опоясывающий здание — прим. автора). На протяжении многих лет красивый кованый фрагмент скрывался под штукатуркой, на его месте выпирал безобразный бесформенный бугор. Все эти небольшие детали, неважно, смотришь ты вблизи или издалека, искажают образ здания, его целостность. Основой оригинального орнамента служили сорокасантиметровые фрагменты лепнины, соединяющиеся меж собой с помощью специальных пазов в одну линию. Олег Юрьевич взялся изготовить недостающие детали своими силами, получив согласие подрядчика, и произвел около 30 штук подобных элементов.    

  • Пока компания занималась другими работами, я по лесам поднялся наверх, аккуратно отсоединил наиболее хорошо сохранившиеся образцы деталей. Отсутствовали элементы трех видов – с листиками, с яблоками. Марианна Евгеньевна пояснила, что этот типичный классический орнамент яйцеобразной формы называется ионики, или овы. Третий, более узкий, к сожалению, отсоединился не так удачно. Впервые такое встретил – на тыльной стороне элементов оказалась полоса специальной вклейки — усиление, вероятно, выполненное из цемента. Старинный гипс просто звенел! Я отдал эти части нашему профессиональному реставратору Галине Фёдоровне Яхимович, и она за неделю привела их фактически в идеальное состояние. В Нижнем Новгороде приобрел двухкомпонентную смесь, из которой выполнил силиконовый слепок оригинала, повторяющий его до мелочей. Новые технологии позволяют многое, но это довольно дорогостоящее удовольствие, — рассказывает Олег Фетисов.

Детали орнамента, расположенные на скругленных углах здания, Олег Юрьевич ухитрился изготовить с помощью старого изогнутого аквариума: ловил нужный угол, но поймал только на третий раз, первые два немножко промахнувшись.

  •  Самое главное в этой истории — материалы и работы оплачены за счет поистине народных средств: порядка десяти тысяч рублей ушло только на гипс и форму, — продолжает Олег Фетисов. — Автор интернет-проекта о старом кладбище Таганрога Елена Алексеенко организовала сбор денег, разместив информацию в городских сообществах различных социальных сетей с призывом о помощи. Были еще дополнительные затраты, и она провела благотворительную экскурсию по старинному некрополю Таганрога, добавив основательную сумму на осуществление этого замысла.  

К сожалению, один из видов орнамента, самый тоненький, разделился на три части, рисунок на нем оказался затертым от времени.

  • Мы «пошли» по новым технологиям: знакомые ребята на 3D-принтере повторили необходимые элементы, продублировав с нужным шагом форму завитушек. Договорились, что по весне я проставлю леса и вклею эту часть декора в нужные места, покрыв их белой фасадной краской, — добавляет Олег Юрьевич.

Послужившие образцами первоначальные фрагменты лепнины высокого качества, снятые с дома Ильи Алфераки, станут экспонатами музея «Градостроительство и быт г. Таганрога» в том зале, где идет разговор об архитектуре эпохи классицизма. Для них уже готовят специальные подставки. 

 Такая тёплая «саванна»

Вернемся к выбору цветовых решений покраски фасада: после оживленной переписки, испугав для начала представителей музея и общественности ядовитым лимонно-канареечным вариантом, сделав несколько выкрасов, подрядчики по настоянию общественников остановились на тоне «саванна». Сдержанный, благородный и теплый желтый цвет будто бы дал возможность дому вспомнить времена своей великолепной юности. А кроме того, подрядчик всё же отказался от «короеда», и в результате стены дома гладко оштукатурили – так, как это было принято в позапрошлом и прошлом столетиях.

То, что подрядная организация была готова идти на диалог, заслуживает внимания и благодарности. Добросовестным, по словам «спасателей» облика дома, оказался и исполнитель: работал аккуратно и прислушивался к рекомендациям.

  • Допустить обезличивание дома с уникальной историей в самом центре города было совершенно невозможно, – считает Марианна Григорян. – Здание, занимающее угловое положение в квартале, всегда является важным в градостроительном отношении: оно «держит» перекресток. А в нашем случае речь идет даже не об одном доме, а о комплексе из двух разновременных зданий, представляющих собой целостный фрагмент городской застройки исторического центра Таганрога.

Так как же подружить на практике эти понятия – реставрация и капитальный ремонт? Вопрос остается открытым. 

  • Надеюсь, наш хороший опыт еще пригодится в будущем, — оптимистично заявляет Олег Фетисов.  

И здорово, что в городе есть неравнодушные люди – историки, искусствоведы, краеведы, дизайнеры, архитекторы и просто горожане, которые стараются сделать максимум для того, чтобы старинные здания не теряли свой облик и очарование.

Вероятно, нам стоит заново учиться смотреть на дома и наши улицы в целом. Многим невдомек, что детали имеют решающее значение для общего впечатления о городе. Это важно не только для приезжих – для нас с вами в первую очередь.

Марина ДАРЕНСКАЯ, фото из архивов музея и Олега Фетисова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content