Гастрономическими маршрутами Чехова…

Гастрономический туризм в России все больше набирает обороты. И сегодня мы поговорим о нем применительно к родному Таганрогу. А поскольку Таганрог и Чехов — понятия неразделимые, стоит рассказать о том, какими вкусовыми пристрастиями отличался наш великий писатель.

Развитие туристической отрасли в России в целом и в Ростовской области в частности является одной из главных задач в реализации нацпроекта «Туризм и индустрия гостеприимства», который планируется подготовить к лету нынешнего года. Дело это нужное и важное, потому как предполагает развитие отечественной туриндустрии и расширение маршрутов для путешествий россиян, что, в свою очередь, позволяет нашим гражданам лучше узнать необъятную родную страну, познакомиться с ее многочисленными достопримечательностями и красивейшими заповедными местами, традициями и обычаями населяющих ее народов и этнических групп.

Немаловажное место в этой цепочке следует отвести набирающему всё большую популярность гастрономическому туризму, о котором мы сегодня и поговорим применительно к родному Таганрогу. А поскольку Таганрог и Чехов — понятия неразделимые, стоит рассказать о том, какими вкусовыми пристрастиями отличался наш великий писатель.

Местная рыбка и караси «по-чеховски»

Таганрог — приморский город и славится нашей азовской рыбой. К сожалению, канули в прошлое знаменитые огромные осетры и черная икра, которые когда-то были в изобилии и потому доступны по цене, а теперь остались лишь в воспоминаниях старожилов. Конечно, сейчас делается всё для того, чтобы возродить популяцию осетровых, открываются рыбные фермы по выращиванию мальков данной особи, но дело это не быстрое, поэтому нам стоит запастись терпением и довольствоваться тем, что есть, а это тоже, согласитесь, немало. Приезжающие к нам гости восхищаются жареными и солеными судаком и лещом (на местном диалекте именуемыми сулой и чебаком), таранью и рыбцом, шемаей и местной селедочкой-пузанком. Нигде вы не сможете попробовать такой вкусной рыбки, которая просто тает во рту! Ну а наш таганрогский бычок вполне может считаться гастрономическим брендом города и подаваться в местных кафе так же, как, к примеру, корюшка в Калининграде. Любители этой мелкой, но удивительно вкусной рыбешки собираются на набережной у яхт-клуба, чтобы поймать пару десятков на удочку, и даже организуют турниры по ловле бычка.

Любил порыбачить и наш известный земляк Антон Павлович Чехов. В юности будущий писатель часто просиживал с удочками на берегу Таганрогского залива. Отправляясь на рыбалку, он прихватывал с собой керосинку и сковородку, чтобы тут же жарить пойманных бычков. Позже Чехов посвятил рыбной ловле несколько юмористических рассказов, среди которых — «Налим», «На реке», «Рыбье дело». Автор подробно описывал весь процесс, увлекающий заядлых рыбаков: насаживание червячка, вытаскивание удочки и, наконец, получение улова.

Доподлинно известно, что Чехов был не только великим писателем и прекрасным врачом, но и настоящим гурманом. Вкусно поесть он любил и толк в еде знал. Именно ему принадлежит фраза: «Кто не придает должного значения питанию, не может считаться по-настоящему интеллигентным человеком». А одним из любимых блюд Антона Павловича были караси в сметане — еще одна вкусная и недорогая местная рыбка. Их он ел с удовольствием и даже неоднократно упоминал в своих произведениях, причем не только описывал столь почитаемое им блюдо, но и рассказывал читателям, как его правильно готовить. Например, в рассказе «Сирена», который часто называют «поваренной книгой Чехова», один из героев произносит: «Из рыб безгласных самая лучшая — это жареный карась в сметане; только чтоб он не пах тиной и имел тонкость, нужно продержать его живого в молоке целые сутки». А в рассказе «Невидимые миру слёзы» мы можем прочесть о «чеховских» карасях, да еще и «по-польски»: «Берут карасей обыкновенных, еще живых, животрепещущих, и в молоко… День в молоке они, сволочи, поплавают, и потом как их в сметане на скворчащей сковороде изжарят, так потом, братец ты мой, не надо твоих ананасов!»

Любимые закуски Антона Павловича

Едва ли кто из приезжающих в Таганрог откажет себе в удовольствии попробовать вкуснейшие овощи-фрукты, в изобилии произрастающие в наших краях, ну и, конечно, блюда местной кухни. Среди них есть и те, которые и семья Чехова, и сам писатель очень даже любили.

Как и все южане, Чеховы обожали баклажаны или, как их называют у нас на Дону, синенькие, и часто готовили из них соте. Впоследствии, когда Чехов покинул Таганрог, родственники регулярно передавали баклажаны Антону Павловичу и в Мелихово, и в Москву, поскольку они в средней полосе не вызревали. Также частым гостем на столе семейства Чеховых был овощной салат — картофель, соленые огурцы, маслины и зеленый лук, залитые оливковым маслом.

Нужно сказать, что, вообще-то, питались Чеховы очень скромно, мясо и птица готовились редко. Мать юного Антоши, посылая сына на рынок купить гуся к Рождеству, просила, чтобы он, когда подходил к дому, пощипывал птицу, чтоб та кричала: тогда соседи узнают, что и у Чеховых на праздничном столе будет запеченный гусь. Зато всякой рыбы ели вдоволь.

И опять же, возвращаясь к «рыбной» теме, стоит сказать, что одной из любимых закусок Антона Павловича была селедка, которой впоследствии тоже нашлось место в его произведениях. Так, в рассказе «Сирена» — настоящем гастрономическом откровении — он писал: «Самая лучшая закуска, ежели желаете знать, селедка. Съели вы ее кусочек с лучком и с горчичным соусом, сейчас же, благодетель мой, пока еще чувствуете в животе искры, кушайте икру… потом простой редьки с солью, потом опять селедки… объедение!» А в пьесе «Иванов» герои с неменьшим смаком обсуждают закуску: «Селедочка, матушка, всем закускам закуска… Ну нет, огурец лучше… Ученые с сотворения мира думают и ничего умнее соленого огурца не придумали…» Или, например, вот такой рецепт для гурманов: «Взять икры паюсной четверку, две луковочки зеленого лучку, прованского масла, смешать все это и, знаешь, этак… поверх всего лимончиком. Смерть! От одного аромата угоришь». А после правильной закуски нет ничего лучше, как в морозный зимний денек отведать «щей горячих, огневых», или «борщок из свеклы на хохлацкий манер, с ветчинкой и с сосисками», или «рассольник из потрохов и молоденьких почек…».

Все эти блюда, как говорится, на любой вкус и кошелек, вполне можно предложить гостям нашего города в кафе и ресторанах под брендом любимых кушаний Антона Павловича, что придаст им неповторимый местный колорит и, несомненно, вызовет особый интерес к творчеству и личности писателя.

Классические пироги от классика литературы

Чехов был большим поклонником десертов. Он очень любил пироги с разными начинками, но больше всего — с курагой, вишневым и крыжовенным вареньем. Не зря в нашем городе в день рождения писателя принято устраивать литературные гостиные и вечера, на которых гостей угощают любимыми чеховскими пирогами. Традиция готовить ко дню рождения Антона Павловича пирог с курагой и раздавать его после спектакля в фойе всем желающим существует много лет и в таганрогском театре, носящем имя писателя: специально заказываются такие именинные пироги, и зрителям по окончании постановки предлагается их отведать – на удачу и на счастье. Очень трогательно, приятно и вкусно! И если гости нашего города станут участниками подобного действа, это оставит у них незабываемые впечатления о Таганроге.

А еще писатель обожал блины. Причем так искренне, что написал об этом почти эссе, подчеркивая, что выпекание блинов — дело исключительно женское: «Как пекут блины? Неизвестно… Об этом узнает только отдаленное будущее, мы же, не рассуждая и не спрашивая, должны есть то, что нам подают… Это тайна! Вы скажете, что и мужчины пекут блины… Да, но мужские блины не блины. Из их ноздрей дышит холодом, на зубах они дают впечатление резиновых калош, а вкусом далеко отстают от женских… Печенье блинов есть дело исключительно женское… Повара должны давно уже понять, что это есть не простое поливание горячих сковород жидким тестом, а священнодействие, целая сложная система, где существуют свои верования, традиции, язык, предрассудки, радости…» А вот как он описывает подачу блинов к столу в рассказе «О бренности»: «…наконец, показалась кухарка с блинами… Семен Петрович, рискуя ожечь пальцы, схватил два верхних, самых горячих блина и аппетитно шлепнул их на свою тарелку. Блины были поджаристые, пористые, пухлые, как плечо купеческой дочки…»

Очень уважал Антон Павлович и кулебяку. Главное отличие кулебяки от других пирогов – большое количество фарша и более сложная начинка, поэтому форму ей придают продолговатую, чтобы пирог лучше пропекался и резать было удобнее. Если фарш очень сочный, между ним и тестом прокладывают готовые блинчики, дабы тесто «не промокло». Именно такую кулебяку описывает Чехов в уже упоминавшемся нами рассказе «Сирена»: «Кулебяка должна быть аппетитная, бесстыдная, во всей своей наготе, чтоб соблазн был. Подмигнешь на нее глазом, отрежешь этакий кусище и пальцами над ней пошевелишь вот этак, от избытка чувств. Станешь ее есть, а с нее масло, как слезы, начинка жирная, сочная, с яйцами, с потрохами, с луком…» Пожалуй, каждый был бы не прочь отведать такой пирог в каком-нибудь уютном таганрогском кафе на берегу моря, ну а гости нашего города — в первую очередь.

Завершая наше гастрономическое путешествие, следует сказать, что Чехов был большим знатоком и поклонником не только кулинарии, но и агрономии. В своем поместье в Мелихово он высадил прекрасный обильно плодоносящий вишневый сад — символ жизни в его одноименной пьесе, а также крыжовник, давший название одному из рассказов, и малину, из которых, как и из ягод вишни, варили варенье и делали разные настойки-наливки. «…урожай на ягоды необычный. До сих пор не можем одолеть крыжовника и малину…» — хвалился Чехов. А еще он выращивал там тыквы, причем такие огромные, что, как Антон Павлович писал в письме к издателю Суворину, в них солили огурцы! Кроме того, в Мелихово Чехов приобрел пруд для разведения своих любимых карасей. В общем, дачно-сельский образ жизни ему очень нравился.

И в самом деле, как приятно съесть пирог со свежесорванными ягодками, или суп из овощей со своей грядки, или зажаренного карасика, только что плескавшегося в пруду! Это всё к тому, что было бы неплохо соединить гастрономический туризм с агрономическим, когда гости города могут не только отведать блюда, приготовленные из наших местных продуктов, но и посетить, к примеру, частную агроферму или рыбохозяйство, где можно и на всё своими глазами посмотреть, и угоститься свежими маслом, сыром, рыбой — да чем угодно! Кстати, такая практика давно существует во многих странах мира и является весьма популярной.

А чего стоит фестиваль местного виноградарства и виноделия «Донская лоза» в хуторе Пухляковском, который с удовольствием посетят и гости нашего города! Это одно из главных туристических мероприятий Ростовской области, где представлены лучшие донские вина, плоды осеннего урожая, мёд, сувениры, а также выступления творческих коллективов и разные программы и конкурсы. Между прочим, Чехов отдавал предпочтение сантуринским винам и шампанскому, но наши донские ничуть не хуже, пожалуй, даже лучше, и их высокое качество подтверждают многочисленные победы в российских и международных выставках-дегустациях.

Думается, что гастрономический туризм — одно из перспективных и прибыльных направлений развития туристической отрасли и Ростовской области, и нашего Таганрога. Особенно если его маршруты будут связаны и тесно переплетены с именем Антона Павловича Чехова.

Елена ВЕКСЛЕР, фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content