Таганрог — город портиков и колонн

Таганрог владеет архитектурным богатством. Замечают ли его горожане? Фрагменты из неизданной монографии архитектора Якова Рубанчика «Таганрог — город ампира» в ходе встречи, состоявшейся в библиотеке имени А.П. Чехова, представила горожанам кандидат искусствоведения, заведующая музеем «Градостроительство и быт г. Таганрога» Марианна Григорян.

Проводя параллели между архитектурными обмерами зданий (а также фотографиями, сделанными Яковом Осиповичем в 1929 году) и сохранившимися в наше время особняками, Марианна Евгеньевна знакомила слушателей и с их прообразами — проектами, рекомендованными в первой трети ХIХ века.

«Глаза не видят»

На страницах «Таганрогской правды» мы уже рассказывали о Якове Рубанчике («Фиолетовые чернила из блокадного Ленинграда»). Жители Санкт-Петербурга считают его своим, но он не просто любил наш город, свою малую родину. Яков Осипович проделал знаковую, монументальную работу для сохранения исторического облика Таганрога, пронес идею создания книги о нем через всю жизнь. В 1941-м в планах его научной работы значится строка: «…окончательно составлен рабочий план книги «Монография. Таганрог — город ампира». 1944-й: подготовлен план доклада в Ленинградском Союзе архитекторов (по этой же теме). В том же году он готовит новый рабочий план книги, увы, так и не увидевшей свет.

Марианна Евгеньевна озвучила некоторые выборки из статей Якова Осиповича, одна из которых называлась «Глаза, которые не видят» (1929 год):

«Архитектурный облик Таганрога сумел донести до нашего времени аромат старины. Всякого приезжающего поражает обилие сверкающих на солнце фронтонов, колонн, аттиков, аркад и простых беленьких домиков с пышными карнизами и дивными орнаментами на гладких фасадах… Иностранные архитекторы, вдохновившись архитектурой тогдашнего Петербурга, построили город, город ампира. Привлеченные к работам культурные и талантливые мастера сумели искусно примениться к местным условиям и, уступая столичным масштабам, положить в основу своих творений строгую форму классической закономерности».

Яков Осипович отмечает, что Таганрог прошлых двух столетий являет собой блестящий архитектурный ансамбль с ярко выраженным социальным лицом, и в нем до сих пор сохранились в нетронутом виде отдельные усадьбы, целые кварталы, площади с удивительно гармоничными линиями и безукоризненными пропорциями отдельных зданий.

«Таких зданий в Таганроге свыше ста. Разного назначения — особняки, торговые ряды, амбары, памятники, церкви, архитектура малых форм и здания общественного назначения. Но Таганрог не видит… Несмотря на то, что Таганрог живет в ней, в этой архитектуре прошлого, родится в ней и умирает, он не осознает этих ценностей».

«Живая водица»

Яков Осипович хотел популяризировать зодчество старого Таганрога, воспитать вкус, издав книгу с большим количеством фотографий, архитектурных обмеров и зарисовок (архитектурный обмер — точный трудоемкий способ фиксации параметров существующего сооружения, чтобы сохранить его физический облик, на основе которого производят реставрацию, реконструкцию и даже воссоздание утраченных памятников зодчества — прим. автора). Он считал такое издание «живой водицей, от которой таганрожцы прозреют», указывая, что по архитектуре — величайшему фактору материальной и духовной культуры можно читать историю человечества.

«Будущему поколению нечего будет сказать о нас при виде голых кирпичных стен с квадратными проемами для окон, в коих, может, и есть водопровод и канализация, дань веку и технике, но отнюдь не архитектуре! Взять даже дома, которые сделаны теми же средствами, что и старинные. Пропорции в них таковы, что становится горько за тех архитекторов, которые делали эти здания. В такой архитектуре нет лица. В ней нет самого главного — эмоционального воздействия на зрителя».

Летом 1929 года, когда Яков Осипович собирал материалы для книги, он уже являлся весьма востребованным архитектором, работавшим в русле модного в те годы конструктивизма. Но образцы зодчества из родного города сильно повлияли на его видение.

« …В 29 году ампир города Таганрога открыл мне глаза на многое, — пишет Яков Рубанчик. — Обмеряя и фотографируя архитектуру этого городка, я одной рукой на виду у всех таскал по рейсшине километровые горизонтали окон своих конструктивистских опусов, а другой келейно и любовно выполнял обмеры, прорисовывал детали, радуясь ясности и последовательности этих небольших домов, в которые были заложены членораздельные архитектурные мысли».

Новая жизнь архива

Материалы для книги уцелели в годы ленинградской блокады. После смерти Якова Осиповича этот архив хранила его сестра, а потом племянница архитектора Елена Свердлова, выполнив опись и классификацию, в 1964 году в полном объеме передала его в Центральный дом архитектора в Москве. Позже материалы волею судьбы рассредоточились по самым разным фондам и музеям Советского Союза.

Марианна Григорян на протяжении нескольких лет изучала, систематизировала, снова собирала этот архив воедино. Часть опубликована в ее книге «Таганрог – история архитектуры и градостроительства конца XVII – начала ХХ века», что-то можно увидеть в стенах музея «Градостроительство и быт г. Таганрога», который также благодаря данной работе представил серию увлекательных фильмов «Из прошлого таганрогских особняков» на интернет-площадке YouTube.

  • С нами щедро поделился Государственный музей архитектуры имени А.В. Щусева. Материалы, что доступны теперь и по сети Интернет, — результат большой работы. Обнаружив архитектурный обмер в архиве, нужно было привязать его к адресу, поднять имена бывших владельцев зданий, описать, атрибутировать, классифицировать, — отмечает Марианна Евгеньевна.

По свидетельству самого Якова Рубанчика, сохранившемуся в автобиографических заметках, он выполнил 60 обмеров фасадов и 180 фотографических снимков.

  • Обнаружить удалось далеко не всё, часть архива была утрачена. Известна история коробки со стеклянными негативами фотосъемки Таганрога, которые несколько лет пролежали безымянными в подвале одного из музейных фондов, — сетует Марианна Григорян.

«Запрещается пестрить дома краской!»

Вернемся к зданиям Таганрога. Любое строительство на улицах городов в первой трети ХIХ века регламентировалось изданиями «Собрание фасадов, Его Императорским Величеством Высочайше апробованных для частных строений в городах Российской Империи».

Авторами более 200 проектов в пяти подобных альбомах выступали такие известные архитекторы, как Андреян Захаров, Луиджи Руска, Вильям Гесте и Василий Стасов. Графические листы из книг демонстрировали варианты строений на любой вкус и кошелек — от скромных домиков на три окна до двух- и трехэтажных особняков с изящными архитектурными решениями, которые подчинялись строгим законам классицизма. Существовали четкие указания, касающиеся и цветовой гаммы зданий. Контролем занималось министерство полиции, рассылая по городам специальные дощечки с выкрасами для демонстрации верных цветов: «…запрещается пестрить дома краской!» Построенный не по правилам дом могли снести без разговоров, каким бы богатым ни был его незадачливый владелец. Внимание обращали и на высоту помещений. Василий Стасов писал: «Вредно для здоровья людей жить в жилищах меньшей высоты, чем четыре аршина внутри (2,9 метра — прим. автора)».

И вот особняки с мезонинами, колонны, портики, ордерная архитектура знакомы таганрожцам с детства. Даже плоские фасады в эпоху ампира имели намеченные детали стиля, непременно нечетное количество окон и ось симметрии… Замечаем ли мы эти прекрасные здания под кривыми пристройками, кляксами рекламы и вывесок? Может, если очистить слои краски на исторических фасадах, выглянет потрясающая лепка, выполненная руками уже ушедших гениальных зодчих, которые знали толк в красоте?

Исследователи оставляют нам надежду на то, что утраченная было книга вместе с историей жизни ее удивительного автора однажды вернется к нам новой монографией, «живой водицей», за которой будут просматриваться увлеченность, азарт открытий, любовь к истории и искреннее восхищение нашим талантливым соотечественником.

Марина ДАРЕНСКАЯ, фото автора и из архивов

Комментарии:

  1. Бывшая кофейня Косталоса, улица Чехова, 103. Неправильно указан адрес, наверное улица Петровская, 103.

    1. Да, вы правы, это Петровская, 103. Спасибо за внимательность и подсказку. Исправления внесли в текст.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content