Музыкальные миры создают в Таганроге

12 января – Международный день композитора

1 октября минувшего года, поздравляя с Международным днем музыки таганрогского композитора Владимира Петровича Рыжова, я признался ему, что хотел просить его об интервью к этой дате. Но, учитывая, что в Таганроге немало и других достойных музыкантов, решил беседу с ним отложить. Ведь впереди 12 января — Международный день композитора. Владимир Петрович ответил на это, что в современном Таганроге достойных композиторов немало, среди которых в Союзе композиторов РФ состоят сразу трое: Светлана Владимировна Надлер, Александр Сергеевич Шпак и сам он, Рыжов. И предложил написать, как минимум, о них троих. Это было моё последнее общение с ним: в ноябре Владимир Петрович оставил этот мир. Но его совет не пропал даром.

С Таганрогом связаны имена многих композиторов, которые стали известны всей стране, вошли в историю, среди них: Ахиллес Алфераки, Нестор Кукольник, Валериан Молла, Вячеслав Сук, Самуил Майкапар, Валентин Парнах, Николай Шейко, Роман Билык, Игорь Григорьев. Такое обилие имен вовсе не случайно. Таганрог издавна стал музыкальной столицей всего Юга России; в начале ХХ века здесь была консерватория. Особая музыкальная атмосфера в нашем городе сохраняется и сейчас.

Наши сегодняшние собеседники – Александр Шпак, Светлана Надлер и Елена Бурова; все трое – преподаватели Таганрогского музыкального колледжа.

Для начала познакомимся поближе.

Александр Сергеевич Шпак

Творческая биография началась в родном городе Тихорецке Краснодарского края. Идейным вдохновителем на занятия музыкой стала старшая сестра – Светлана Шпак, ныне Тарасова (известный в Таганроге педагог и концертирующий исполнитель). Первым учителем по фортепиано и композиции стал Александр Васильевич Пашков. Более серьёзные занятия композицией начались на старших курсах Ростовского училища искусств под руководством Владимира Феодосьевича Красноскулова, у которого впоследствии и заканчивает Ростовскую государственную консерваторию (РГК) им. С.В. Рахманинова. После окончания консерватории переехал в Таганрог, и вновь примером для подражания стала старшая сестра. Автор большого количества произведений, среди которых: симфоническая поэма «Alter Egо», камерные, хоровые, фортепианные и вокальные сочинения, в том числе и на собственные слова. Работает в ТМК и в ДМШ им. П.И. Чайковского. Ведет композицию, теоретические предметы, синтезатор, инструментоведение. Ежегодно проводит концерты юных композиторов (своих учеников), участвует с ними в областных и международных композиторских конкурсах, в которых они неизменно становятся лауреатами.

Светлана Владимировна Надлер

Выпускница Российской академии музыки (Государственного музыкально-педагогического института) им. Гнесиных (Москва). Музыковед, преподаватель, музыкальный критик. Кандидат искусствоведения. Автор книги «Полифонический мир Дмитрия Шостаковича», ряда музыкально-сценических произведений для детей, в том числе – новогоднего мюзикла и оперы «Гадкий утенок» (премьера состоялась на сцене Орловской областной филармонии). Дочь известного в Таганроге инженера, изобретателя и рационализатора Владимира Борисовича Надлера, сама Светлана Владимировна – автор двух запатентованных изобретений.

Елена Александровна Бурова

Сочинять музыку начала в восемь лет, когда училась во втором классе музыкальной школы. Папа самоучкой играл на баяне. Правда, когда родители узнали, что их Лена решила музыку превратить в профессию, — они были единодушны: «Какая музыка?» Елена Александровна на этот риторический вопрос ответила не словом, а делом. Выпускница РГК им. С.В. Рахманинова. Ныне – концертмейстер и преподаватель, председатель предметно-цикловой комиссии «Концертмейстерский класс и концертмейстеры». Композитор. После поездки в соседний Донбасс, в Святогорскую Лавру, появился фортепианный цикл «Впечатления паломника». Среди её произведений – хоровая музыка на стихи Бальмонта, пьесы для флейты и для двух блок-флейт, сонатина, квартет. Что интересно, — в Ютубе самое большое число посещений из всех её выложенных там произведений – у двух пьес для двух блок-флейт без сопровождения в исполнении автора и Полины Котиной.

Вопрос: Как и почему у композитора рождается музыка?

С.В. Надлер: Часто – из художественной необходимости. Свою оперу я писала на состав. И не только оперу. Я вижу, кто бы это мог исполнить, и у меня возникают какие-то идеи, появляются образы… Но моя работа, связанная с музыкальными конструкциями, продолжается из года в год. Я преподаю полифонию у теоретиков, и мы с ними ежегодно пишем фуги. А у пианистов я веду основы импровизации.  Мы тренируемся воспроизводить разные стили, создавать звуковые портреты композиторов. Но вообще-то в Союзе композиторов я состою прежде всего как музыковед.

Е.А. Бурова: На музыку проецируется внутренний мир, внутреннее состояние композитора. Вербально объяснить это невозможно. Музыка выражает как раз то, что нельзя выразить словами. Я себя выражаю в музыке, которая созвучна мне в моем нынешнем состоянии: моя вибрация с вибрацией этих звуков совпадает, сливается.

Музыка – это средство для выражения своих чувств и мыслей. Композиторские средства транслирования себя, творческого самовыражения, самореализации музыканта – ноты, ритм, гармония. Но творческая энергия музыканта успешно воплощается и исполнительскими средствами – через чужое сочинение. И творчество спасает от повседневной рутины.

Я – концертмейстер и преподаватель: веду концертмейстерский класс. И я свои сочинения даю играть своим ученикам. Они мне: «Сыграйте вы, чтоб мы знали, как надо.» А я им: «Нет! Мне интересно, как это через вас проходит!» Исполнитель, играя сочинение другого человека, раскрывает себя, и это очень интересно.

А.С. Шпак: О том, как у композитора рождается музыка, вам никто не скажет. Это совершенно субъективно. И необъяснимо. Говорят, ноты – это жалкое подобие того, что чувствует композитор при сочинении музыки: это – эйфория, всплески таких переживаний… На бумаге потом это выглядит блекло… Думаю, это дается свыше.

Вопрос: 19-й век и первая половина 20-го были эпохой расцвета композиторского творчества, особенно русских композиторов. Нет ли ощущения, что со второй половины прошлого века творческие замыслы начали «мельчать»?

Е.А. Бурова: Может, начался закат? Может, всё уже сочинили? Понятная музыка закончилась. Если сочинишь привычную для восприятия музыку, — скажут: «Это – плагиат!» Если же сочинишь музыку, а у людей нет опыта её восприятия, пусть она будет мелодичной и гармоничной, — люди говорят: «Что это за ерунда?»

А.С. Шпак: Трудно сравнить масштаб Шнитке или Денисова с композиторами прошлого. Наши современники будут виднее через какой-то срок. Баха в его время не могли заметить и оценить.

С. В. Надлер: У современного композитора – дополнительные сложности. Он не будет соревноваться с Чайковским по остроте воздействия и глубине душевного раскрытия. Часто творчество современных композиторов – это своего рода фантастическое путешествие в параллельный мир, уход к воображаемым истокам, наподобие бредбериевской версии начала истории из новеллы «И грянул гром». Меняется отношение к звуку и композиции. Меняется представление о музыкальном пространстве: композиция как таковая может и не являться конечным продуктом композиторского творчества; горизонты представления о художественном результате расширяются.

Вопрос: Чем можно объяснить, что музыка, которая и раньше менялась от эпохи к эпохе, сейчас меняется особенно быстро и кардинально?

А. С. Шпак: Сейчас прогресс идет невиданными темпами. Это отражается и на музыке.

С.В Надлер: Очень сильно изменилась окружающая среда. А обретение чувства гармонии – это же не просто взятие какого-то красивого аккорда. Это – установление соответствия между самим собой, музыкой и тем, что именно на тебя воздействует. Поэтому сейчас нельзя писать, как писал Чайковский: это было бы ханжеством.

Вопрос: Как вы относитесь к такому достижению научно-технического прогресса, как написание музыки компьютером?

Е.А. Бурова: Композитор своей музыкой выражает сам себя. У машины и музыка – машинная.

С.В. Надлер: Первым своё творение оценивает сам создатель. Способен ли робот оценить созданное им?..

А.С. Шпак: Искусство отличается тем, что передает энергетику творца, его души. А какую энергетику может передать компьютер?..

Вопрос: Отличаются ли нынешние начинающие композиторы от прежних?

С.В. Надлер: Конечно! Слуховым опытом. Виртуальными возможностями записи музыки, которую молодые люди часто «рисуют» в звуковых редакторах.

А.С. Шпак: Они живут в другой жизни. Они с детства во многом разбираются лучше большинства взрослых. У них – больше возможностей для развития, для раскрытия своих талантов.

С.В. Надлер: Хорошо ли это? Вот – вопрос! Когда что-то человеку дается слишком легко, — идет ли туда достаточно энергии?..

Вопрос: И всё же чем для композитора является музыка?

Е.А. Бурова: Кто знает, что сказал композитор этой страницей нотного текста? Может, это – страсть? Я раньше каялась на исповеди в пристрастности к музыке. Я равнодушна к алкоголю и курению, но для меня, может, музыка – это зависимость?

А.С. Шпак: Это – средство самовыражения; способ что-то сказать миру, как-то повлиять на него.

С.В. Надлер: Это – потребность. Потребность человеческой души и непередаваемая радость от возможности осуществления замысла.

* * *

Как видим, на каждый из вопросов у наших собеседников нашлись различные ответы. Но в одном наши герои сошлись во мнениях целиком и полностью – в признании того, что человек, сочиняющий музыку, лучше понимает и других композиторов, и остальных исполнителей; и сам он раскрывается в большей степени, в том числе – играя чужую музыку.

И представляется закономерным то, что в наше время в музыкальной школе имени Чайковского, а потом и в музыкальном колледже появились классы композиции, которые ведет Александр Шпак. Это говорит о том, что у нашего города – не только славное прошлое, но и великое будущее: ведь главные богатства России, как и всего человечества, – не земные недра, не материальные блага, а человеческие таланты. А талант композитора – особенный. Всякий человек создан Богом по Его образу и подобию. Но композитор в своем творчестве уподобляется Создателю, как никто другой. Ведь он, композитор, из, казалось бы, ничего творит нечто, а точнее – целые миры. Композиторы строят мосты в Небо – для себя и для всех остальных. И эти будущие мостостроители растут рядом с нами.

Владимир ПРОЗОРОВСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *