«Грим-Асы» из Питера — выставка открылась

Литературный музей А.П. Чехова представляет посвященную 160-летию Антона Павловича выставку актера, режиссера и художника из Петербурга Виктора Бердакова «Грим-Асы».

В семь лет в родном Ленинграде он попал в драмкружок. Люди тогда были небогаты, особенно многодетная семья Вити Бердакова. У них, как и в семье Чеховых, было шестеро детей, но если Антоша стал третьим, то Витя оказался самым младшим, шестым. Все дети любят рисовать. У Вити Бердакова красок не было, зато в драмкружке ему выдали театральный грим. Им-то ребенок и стал рисовать, используя в качестве кисти собственные пальцы.

Виктор Бердаков – единственный в мире художник, работающий в этой им же разработанной уникальной технике, создатель собственного театра образов «Грим-Асы». Асы в германо-скандинавской мифологии – боги-созидатели, вкладывающие душу в плоды своего труда. Таким стал и Виктор. Его графические работы украшают музейные и частные собрания России и зарубежья. Художник предупредил, что несколько своих работ намерен передать в дар Таганрогскому музею-заповеднику.

Свои выставки он проводит вот уже 12 лет. Открывшаяся в Таганроге оказалась юбилейной, тридцатой. В этом – заслуга заведующей культурно-массовым отделом Таганрогского музея-заповедника Ангелины Матковской: она пригласила Виктора Бердакова в преддверии 160-летия Чехова, и художник с радостью принял это предложение: Антон Чехов – его любимый драматург, один из любимых писателей.

— В пьесах Чехова, в принципе, ничего не происходит, — отмечает артист. — Не действие, а люди, их души, желания, стремления. И все пьесы написаны о нас. Ведь у каждого человека какая-то своя неустроенность, несостоявшаяся мечта, иллюзия.

О том, что за человек Виктор Бердаков, может рассказать одна иллюстрация с натуры. Сорок лет назад в течение полутора театральных сезонов этот артист работал в Туле со ставшим теперь известным в Таганроге Сергеем Бариновым. С тех пор они не виделись и не общались. Узнав, что Сергей Баринов служит в Таганрогском Чеховском театре, Виктор Бердаков пригласил коллегу на открытие своей выставки, где сказал о нем – как об артисте и человеке – очень много теплых слов.

Подтверждением таланта Виктора и его любви к людям являются и его работы:

— Я не пишу портреты, — говорит он. — Портрет – это статика. А я – против нее: актеру нельзя быть статичным. У меня – не портреты, а образы. Главное – это глаза, внутреннее состояние человека. Некоторые говорят, что у меня мрачные работы. Они не мрачные, они светлые. Как писал Пушкин, «Печаль моя светла…». Все герои о чем-то думают, становясь в этот момент печальными.  

Изобразительному искусству Виктор Бердаков изначально не учился. Уже потом его «педагогами» стали Леонардо да Винчи, Сальвадор Дали, французские импрессионисты. Еще позднее стал общаться с театральными и другими художниками.

— Это – мое самопроявление, — говорит Виктор о своем творчестве. —  Каждый имеет на это право. У каждого человека есть свой цвет, свет, отношение.

Бердаков считает, что ему в жизни крупно повезло. В частности, на знакомства с удивительными людьми.

— Мои работы держал в руках Иосиф Бродский, — вспоминает Виктор. — Он мне сказал: «Ваши работы иррациональны.» А я тогда не знал, что это за слово. Но понял: когда к работе нельзя подходить разумно. Она воспринимается на каком-то другом уровне.

По словам петербуржца Бердакова, у Антона Павловича Чехова – замечательные земляки и землячки. Одна из них, заместитель директора Таганрогского музея-заповедника Лариса Токмакова призналась, что по-белому завидует этому гостю: она тоже в семь лет пришла в драмкружок и ей тоже позднее выдали грим. Но ей и в голову не приходило рисовать им, словно красками, на бумаге! Лариса также поделилась наблюдением: грим – не гипс и даже не краски; он всегда остается подвижным, «плывущим»; подобны ему и работы Виктора Бердакова: они живут своей жизнью, зримой для наблюдателя.

Среди привезенных в Таганрог работ наряду с героями Чехова и других писателей есть и лик Фаины Раневской. Бердаков нарисовал ее светлой, но трагической. Он в свое время общался с ней, в основном – по телефону. «Дух театральный пропал в театре, — огорчалась она. — Сострадание в театре пропало».

По мнению актера, режиссера и художника, Чехова читают, почитают и любят во всех странах и во все времена за его, чеховское, сострадание к людям. По-моему, сострадание к ним присуще и самому Бердакову. Чтобы убедиться в этом, достаточно посетить его персональную выставку, экспонируемую в историческом здании Чеховской гимназии.

Владимир Прозоровский, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *