Александр Гуревич и его мечты

В Таганроге 3 мая свое 75-летие отметил известный в городе музыкант, создатель и художественный руководитель муниципального камерного оркестра, почетный гражданин города Таганрога Александр Гуревич. Накануне оркестр провел традиционный Пасхальный концерт . Интервью с маэстро мы предлагаем вашему вниманию.

       — Александр Николаевич! Вы еще в молодые годы достигли больших высот как педагог юных скрипачей. Расскажете, в чем был секрет успеха?

    — Думаю, в полной самоотдаче и в достаточно хорошем знании методики преподавания.

    — У Вас – хорошее знание общей физиологии? И много друзей из Ростовского мединститута? Вы сами там не учились?  

    — Нет. Но там учился мой друг. И я был подставным игроком за футбольную команду медицинского института. А спустя много лет преподаватели Ростовского медицинского университета стали приезжать в Таганрог на концерты нашего оркестра.

    — А Вы сами как преподаватель состоялись в 3-й музыкальной школе Таганрога?

    — Да, я в этой школе проработал 25 лет. И там выросли хорошие музыканты, которые теперь – в разных странах и городах. В 3-й школе был прекрасный хор, замечательный руководитель хора, его именем названа школа – Анатолий Гарифович Абузаров. И у нас был очень крепкий творческий союз. Анатолий Гарифович был очень хорошим аранжировщиком; он много произведений аранжировал для хора и скрипки, для хора и ансамбля скрипачей. Все было в органической связи. И наш ансамбль много играл с хором, и я, как солист; у нас были целые программы. Это и на меня очень повлияло. Теперь и у меня – много собственных аранжировок.   

— Относительно Максима Александровича Гуревича. Понятно – гены ему от мамы с папой передались. Но заложенный в ребенке потенциал ему помогают раскрыть учитель и родители, а Вы оказались одновременно в двух ролях…

    — Это, мягко говоря, — непросто. Но, если это удается совместить, — получается очень благодатная стезя, интересная и захватывающая. Мы с ним – не только отец и сын, учитель и ученик. Мы с ним – и просто друзья, проверенные и путешествиями на лодках по рекам, и сложными рыбалками; у нас – очень много совместных увлечений. Это – большое счастье – иметь сына и друга в одном лице. Тем более — сейчас, когда мне уже много лет, когда многие мои друзья уже ушли… Хотя, конечно, никто никого не может заменить…

    — Но, интересно, какова сравнительная значимость в его становлении как музыканта заложенных природой способностей, учителя и родителей? Хотя бы примерно?

    — Это – точно не ко мне вопрос. Это – вопрос к Господу Богу: Он дает человеку всё – и возможности к самореализации, и жизненные обстоятельства, и свободу воли.

— Александр Николаевич! Вы еще в молодые годы достигли больших высот как педагог юных скрипачей. Расскажете, в чем был секрет успеха?

    — Думаю, в полной самоотдаче и в достаточно хорошем знании методики преподавания.

    — У Вас – хорошее знание общей физиологии? И много друзей из Ростовского мединститута? Вы сами там не учились?  

    — Нет. Но там учился мой друг. И я был подставным игроком за футбольную команду медицинского института. А спустя много лет преподаватели Ростовского медицинского университета стали приезжать в Таганрог на концерты нашего оркестра.

    — А Вы сами как преподаватель состоялись в 3-й музыкальной школе Таганрога?

    — Да, я в этой школе проработал 25 лет. И там выросли хорошие музыканты, которые теперь – в разных странах и городах. В 3-й школе был прекрасный хор, замечательный руководитель хора, его именем названа школа – Анатолий Гарифович Абузаров. И у нас был очень крепкий творческий союз. Анатолий Гарифович был очень хорошим аранжировщиком; он много произведений аранжировал для хора и скрипки, для хора и ансамбля скрипачей. Все было в органической связи. И наш ансамбль много играл с хором, и я, как солист; у нас были целые программы. Это и на меня очень повлияло. Теперь и у меня – много собственных аранжировок.

    — Относительно Максима Александровича Гуревича. Понятно – гены ему от мамы с папой передались. Но заложенный в ребенке потенциал ему помогают раскрыть учитель и родители, а Вы оказались одновременно в двух ролях…

    — Это, мягко говоря, — непросто. Но, если это удается совместить, — получается очень благодатная стезя, интересная и захватывающая. Мы с ним – не только отец и сын, учитель и ученик. Мы с ним – и просто друзья, проверенные и путешествиями на лодках по рекам, и сложными рыбалками; у нас – очень много совместных увлечений. Это – большое счастье – иметь сына и друга в одном лице. Тем более — сейчас, когда мне уже много лет, когда многие мои друзья уже ушли… Хотя, конечно, никто никого не может заменить…

    — Но, интересно, какова сравнительная значимость в его становлении как музыканта заложенных природой способностей, учителя и родителей? Хотя бы примерно?

    — Это – точно не ко мне вопрос. Это – вопрос к Господу Богу: Он дает человеку всё – и возможности к самореализации, и жизненные обстоятельства, и свободу воли.

    — А как это приехавший из Таганрога Максим Гуревич умудрился стать самым юным солистом знаменитого ансамбля «Виртуозы Москвы»?

    — Максим, когда поступал в Московскую консерваторию, оказался лучшим абитуриентом: экзамены сдал на «5+». И с первого курса уже работал. А Юрий Башмет свой ансамбль создавал именно в этот период. Максим там оказался, будучи второкурсником. Но в этом есть и свои «минусы». Например, из-за постоянной занятости он так и не смог поучаствовать в серьезных музыкальных конкурсах.

    — Родоначальника русской оперы Евстигнея Фомина именно Вы открыли заново?

    — Это – имя, которое проходят на уроках истории музыки; его знают все музыканты. Другие дело — то, что интерес к нему – не очень проявленный.

— До Вас «Орфея» Евстигнея Фомина в последний раз исполняли вскорости после войны, в середине ХХ века, в Москве…

— Мелодрама Фомина «Орфей» – достояние мировой культуры; но то, насколько оно востребовано, говорит о нашей современной культуре. Это – огромное произведение. Но мы его исполнили – на рубеже тысячелетий. При этом были задействованы мужская группа хора «Лик», музыканты не только нашего камерного, но и духового оркестра, всего на сцене было тридцать инструменталистов. Участвовал народный театр балета «Вдохновение» Татьяны Шабло. Партию Орфея исполнял Владимир Волжин, партию Эвридики — Светлана Лакиза. Это произведение в Таганроге, во Дворце Алфераки, было исполнено несколько раз. Однажды к нам приезжали участники международной конференции, которая проводилась в Ростове на базе консерватории: в программе конференции было посещение Таганрога с моей интерпретацией этого произведения.

    — Не было желания исполнить еще что-нибудь из творческого наследия этого композитора?

    — Желание-то было. У него есть опера «Американцы». Американцы – не нация. Это – конгломерат, сообщество национальных культур. Но есть общие черты, которые рождаются в этой среде. И Фомин их очень точно раскрыл. И с течением времени они только усугубляются. И делается очевидным его провидческое ощущение времени, людей. Это просто удивительно! Я был восторженно поражен этим его произведением.  У меня была мечта исполнить его. Но эта мечта не реализовалась.

— Но Вы заново открыли не только Евстигнея Фомина?

— У нас была целая программа «Листая страницы старого Таганрога». Мы исполняли абсолютно забытые произведения, но при этом очень популярные в России в XIX веке и в начале ХХ.

— Расскажете об открытии Вами конкретно таганрогских композиторов?

— Наш оркестр исполнял некоторые произведения Владимира Петровича Рыжова, но он стал известен в Таганроге задолго до создания нашего оркестра. Я перекладываю романсы Ахиллеса Алфераки, мы играем их в оркестровом изложении. Ахиллес Николаевич Алфераки вел переписку с Петром Ильичом Чайковским, и Чайковский пишет неблагоприятные отзывы, советует не браться за крупные формы. И, действительно, у Алфераки есть несколько милых романсов, один из них, «Ноктюрн», – в нашем постоянном репертуаре, его исполняет Вера Терехова.

— Александр Николаевич! Вы часто сетуете на то, что до революции Таганрог был очень музыкальным городом, где даже гастролировала итальянская оперная труппа; в советские времена у нас была масса любительских музыкальных коллективов, среди них — опера. Но ведь собственные профессиональные музыкальные коллективы у нас появились уже в постсоветский период…

— В нашем Чеховском театре есть яма оркестровая, которая была заполнена оркестром до 1960-х.

— Ну да. А с 1960-х профессиональные музыканты в Таганроге могли выступать лишь в ресторанах…

— Почему? Они выступали на общих концертах. Но профессиональных коллективов, действительно, не было. Во многом это была мечта, которая казалась неосуществимой. Но она осуществилась.

— Причем, что примечательно, в самом начале «лихих» 90-х…

    — Время было очень интересное. В Таганроге создавалась большая дружная семья, состоящая из творческой интеллигенции и городской Администрации. Была большая надежда на какой-то прорыв. Мы создавали базу: Валера Русанов – с хором «Лик», я – с оркестром. Во многом нам помогали идеологи культурного возрождения Таганрога Сергей Иванович Шило и Елизавета Васильевна Липовенко. В то время я чувствовал совершенную необходимость создания коллектива: в городе был очень высокий интеллектуальный и культурный потенциал.

— Александр Николаевич! Вы не только поднимаете уровень музыкальной культуры нашего города, но и продолжаете педагогическую деятельность…

— Я больше 20-и лет никого не брал в ученики. Сейчас у меня – только одна ученица, Дарья Тарасова. У неё мама – замечательный музыкант, замечательный преподаватель и, надо полагать, — замечательная мама, у этой мамы – пятеро детей, и очень хорошие дети!

    — Ваши ученики разъехались по всему миру. А Вас куда приглашали переехать?

    — В Москву. В школу для одаренных детей при консерватории. Позднее – в Тель-Авив.

    — Вы отказались. Теперь не жалеете?

    — Не жалею. Я очень люблю Таганрог. Но что же поделаешь: наш любимый город сейчас – в таком состоянии…

— Что же конкретно Вас огорчает?

— Наши радиотехнический и педагогический институты в советские времена были очень востребованы. Сейчас оба – не в самом лучшем положении. Меня приводит в большую печаль судьба Дворца Александра Первого. Там был первый музей в России. Александр Благословенный. Победитель Наполеона. Освободитель Европы. И этот человек умирает в городе Таганроге. Или не умирает… Возможности путешествий из Таганрога по морю – закрыты. В Таганроге – три аэродрома, но нет ни одного аэропорта…

— Что Вас огорчает, о чем Вы мечтаете – понятно. А, может, есть и глобальная мечта?

— Хочется, чтобы Россия была в окружении друзей, а не врагов; надеюсь успеть это увидеть при жизни.

Беседу вел Владимир ПРОЗОРОВСКИЙ

Фото из сети интернет.

 

Досье «ТП». Александр Николаевич Гуревич. Родился 3 мая 1946 года в г. Поти, Грузия. В двухлетнем возрасте стал таганрожцем. Заслуженный работник культуры РФ, скрипач, педагог, дирижер, основатель и художественный руководитель муниципального камерного оркестра. Решением Таганрогской городской Думы от 02.09.2008 № 693 присвоено звание «Почетный гражданин города Таганрога». Окончил Таганрогское музыкальное училище и Ростовский государственный музыкально-педагогический институт по специальности «Скрипка». Трудовую деятельность начал в качестве ассистента преподавателя на кафедре «Музыка» ТГПИ, совмещая ее с работой в детской музыкальной школе № 3. Воспитал целую плеяду талантливых профессиональных музыкантов. В период педагогической деятельности разработал ряд уникальных методик, пользующихся и в настоящее время широкой популярностью. Созданный им в то время детский ансамбль скрипачей был признан одним из лучших в СССР, его выступления транслировались по всесоюзному телевидению и интервидению. 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content