Спасите наши уши, а заодно глаза – от мата!

3 февраля в календаре отмечено как День борьбы с ненормативной лексикой. А что относительно мата, звучащего в наших домах и на наших улицах, думают столичные и таганрогские ученые и писатели?

Академик Дмитрий Лихачев, доктор филологических наук: «Тот, кто чувствует себя свободным, не будет отвечать матом… В лагере на Соловках расстреливали чаще всего тех, кто не ругался (матом). Они были «чужие».

Профессор Татьяна Миронова, доктор филологических наук: «Матерная ругань — это намеренное оскорбление человека клеветой. Это объявление в нецеломудрии не только его самого, но и его близких, родных. На протяжении тысячелетий отношения в семье у славян и русских были основаны на строгой верности. Блуд являлся несмываемым позором для всего рода. Даже намек на блуд — оскорбление. А матерщина — это уже не намек, это обвинение, это бесчестие семье и роду оскорбляемого.

Разумеется, и сегодня мы с вами не позволим никому открыто назвать блудниками наших родителей. А вот матерную ругань, которая означает то же самое, только в наглой, вызывающей, грязной форме, мы почему-то переносим равнодушно. Утешаем себя тем, что сквернословцы ругаются по привычке, что они без мата не могут, просто не умеют разговаривать. Дескать, запретив мат, мы рискуем отучить людей говорить. Так пусть лучше вообще не разговаривают, чем ежечасно оскорбляют друг друга, поносят, клевещут, грязно ругаются над самым сокровенным и дорогим для каждого человека. Отстранение от матерной брани есть наша национальная самооборона, сохранение семьи, детей, близких в чистоте и целомудрии».

Профессор Анатолий Непомнящий, кандидат технических наук, доктор педагогических наук: «Мат — это работа с энергиями. Происхождение этих слов – древнетюркское. У древних тюрков мат был оружием. Луч, Свет у наших предков – ура. Наши предки призывали Свет, чтобы победить. А тюрки привлекали совсем другие силы, этими своими словами они вызывали негативную энергию и запускали ее в сражение. Люди, применяя мат, не знают, что это. Поэтому они эти темные энергии возбуждают и направляют на самих же себя.

 До революции царская власть относилась к этому очень внимательно. На заводах за сквернословие были большие штрафы, даже увольняли с работы. А после революции мат стал внедряться. Новая волна пришла в перестройку, когда стали материться по телевидению.

Мы еще в советские времена в нашем радиотехническом институте проводили исследования с помощью специальной аппаратуры. Метод газоразрядной визуализации позволил создать особый прибор: пальцы человека помещаются в поле тока высокой частоты при невысоком напряжении. От коротких импульсов появляется излучение, оно фотографируется, а потом обрабатывается компьютером. И что мы увидели? У человека, произносящего нецензурное слово, в ауре появлялась черная дыра. При произнесении. Один раз произнес – уже дырочка. И в эту дырочку может войти управляющее воздействие. Люди, которые матерятся, очень легко поддаются внешнему управлению. И аура у них темнеет. Получается темный человек.

Матерясь, человек уменьшает свой потенциал, и мужскую потенцию – в том числе.

В 90-е, во время перестройки, наши студенты себя вели просто ужасно. Я их, матерящихся, останавливал на улице, говорил: «Ребята! Ну, зачем же вы себя так опускаете – до состояния быдла, то есть скотины, ведомой на убой?» Но, что радует, сейчас я не слышу, чтоб наши студенты матерились».

Профессор Людмила Малюкова, доктор филологических наук, член Союза Писателей России: «Наш бранный язык сегодня охватил поистине безбрежное пространство. Он повсюду. Однажды, во время книжного фестиваля в Таганроге, я задала столичному писателю вопрос: «Почему в вашей книге так много бранных слов? Даже в 4-х томах «Тихого Дона» они весьма редки, а ведь казаки в быту любили острое слово!» Ответ меня озадачил: «Во имя сближения с жизнью»… А «сближения» у нас  предостаточно. Вчера у перехода по Парковому останавливается иномарка: из орущего транзистора раздается оглушающий «песенный сленг». Из школы № 11 выходит поток учеников, слушают. Все это, как и прочее такого рода, вызывает в моей памяти мудрое изречение Александра Семеновича Шишкова: «Язык есть душа народа, зеркало нравов, показатель просвещения… 

Возвышается народ, — благонравен язык: благонравен народ — благонравен язык… Где нет в сердцах веры, там нет в языке благонравия». И мы задаем извечные русские вопросы: кто виноват и что делать?  Как поднять «уровень просвещения» и «возвысить народ»? Решаем сложно и трудно. И хочется воскликнуть «по-грибоедовски» горько: «О времена! О нравы!»     

Врач-психотерапевт Владислав Бородулин, кандидат психологических наук: «Увы, в СМИ до сих пор дискутируется вопрос о допустимости ненормативной лексики в нашем обществе. Если говорить о психологическом влиянии на человека мата, то, по моему мнению, такие слова разрушают общечеловеческую культуру. Еще более губительны они для такого очень тонкого явления, как духовность. Словарь русского языка С.И. Ожегова четко толкует язык мата как неприличную гнусную брань с упоминанием слова «мать», святого для русского человека. Не парадокс ли это русской культуры?

Писательница Ирина Ордынская: «До революции не матерились не только люди образованные, но и крестьяне, и ремесленники. Мат был только «на дне»: им ругались бичи, заключенные – асоциальные элементы… Если бы обычный крестьянин сказал на исповеди, что он ругается матом, — его бы к причастию не допустили».

Академик Петр Гаряев, доктор биологических наук: «Мат разрушает ДНК. Мат, ругань – это мутации в нашем речевом генетическом материале. Эта речевая информация, а точнее дезинформация, создает людей-уродов. Духовный урод – мутант – убивает все вокруг и сам погибает в итоге.

Кстати

С 1 февраля в России вступил в действие закон, который обязывает социальные сети находить и блокировать посты с незаконным контентом. Под запрет подпадают и публикации с матом.

Согласно новому закону, соцсети, которые за сутки посещают свыше 500 тысяч пользователей из России, будут обязаны лично проводить мониторинг контента. В документе отдельно говорится о запрете на материалы, содержащие нецензурную брань. Впрочем, ни административная, ни уголовная ответственность интернет-матерщинников не предусмотрена. Выполнение закона остается на их совести, которая, будем надеяться, еще не потеряна.

Подготовил Владимир ПРОЗОРОВСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content