Протоиерей Алексий Сотрута о преодолении страхов

Откуда в нас так много страхов? Почему мы, наряду со смертью, боимся оказаться в смешном, дурацком положении? В День смеха своими размышлениями об этом с нами делится священник Свято-Никольского храма протоиерей Алексий Сотрута.

— Отец Алексий! Вы в свое время пошли на бокс, чтобы преодолеть свои детские, подростковые страхи?

— Скорее всего, да. Мы росли в таком детском обществе, где, если ты сильный, чувствуешь себя намного комфортнее. Это была первая причина. А вторая – за компанию: в нашем первом классе 31 школы все пошли на дзюдо, и я пошел. А тут на втором этаже открылась секция бокса. А еще по телевизору фильм прошел «Первая перчатка». Как было не пойти на бокс?

— И бокс помог Вам почувствовать себя комфортнее?

— О! Я почувствовал себя на коне!

— Однажды во время вечерней службы в нашем храме оказался парень, который был явно не в себе. Казалось, от него зримо исходило нервное напряжение. Вы проводили помазание, помазали и его, но он после этого встал перед алтарником, держащим для Вас освященное масло, и стал смотреть на того в упор. Вы протянули руку, и погладили его по голове. Он, казалось, этого и ждал. Нервное напряжение спало. И парень, успокоившись, ушел из храма. А теперь – вопрос. Как Вы считаете: почему в нашем обществе – так много нервного напряжения, почему мы так боимся друг друга?

— Я уверен: всё это – от греха и маловерия. В чем суть нашей духовной жизни? В том, чтобы мы исполняли две Божьи заповеди: люби Бога и люби ближнего. Вот и всё! А если у нас это не получается, значит, мы в христианстве – неудачники.

— Страх – это грех?

— В перечне грехов страха нет. Но грехом является недоверие Богу. Если, например, человеку что-то приснилось, и он считает, что это – вещий сон, и пребывает в страхе и переживаниях перед какими-то грядущими событиями, бедами, несчастьями, это – грех. Но не столько страх, сколько проявление недоверия Богу и Промыслу Божьему. И большая вера в какие-то иные силы, нежели в Силу Божью. Но сам по себе страх – это не грех, а немощь. Есть старинная казачья песня, и в ней такие слова: «Смелым Бог владеет». Если человек смелый, то его рукой управляет Бог. А если человек попросту трус (забился в угол и сидит, дрожит), им явно управляет не Господь.

— А есть в страхе хоть что-то хорошее, какая-то польза от него?

— Польза, несомненно, есть! Сам по себе страх – необходимое чувство, которое очень помогает в жизни. В страхе проявляется важнейший инстинкт – инстинкт самосохранения. Как говорит современная поговорка, не боятся только дураки. Рассказы о бесстрашии героев обычно – выдумки. Люди, прошедшие войну, признаются, что им тоже было страшно. Героизм – не в отсутствии страха, а в его преодолении.

— Почему даже христиане, которые говорят, что верят в бессмертие, боятся как собственной смерти, так и смерти родных и любимых людей?

— Я предполагаю два аспекта. Первый, простой: это – маловерие. Легко говорить, что я верю в бессмертие, когда мне ничего не угрожает, когда нет необходимости подтверждать свои слова делом. Вторая составляющая сложнее. Человек боится неизвестности – того, с чем незнаком. Мы верим, но мы не знаем. Когда вслепую ногу ставишь, не зная куда, всегда страшно. Поэтому порог смерти пугает. Кроме того, как описывается, это – больно, а подавляющему большинству людей, в той или иной степени, свойственно бояться боли.

— Животный страх парализует и волю, и разум, и чувства.  Но как от него избавиться?

— Тренировками. Я – не о физкультуре. Преподобный Паисий Афонский писал: «Я в детстве был боязливым. И, чтобы побороть свой страх, ходил ночевать на кладбище.»  Если личность формируется в тепличных условиях, на выходе получается не что иное, как безобидный божий одуванчик, не имеющий даже самого минимума опыта экстремальных ситуаций. А отсутствие навыка управлять страхом может «выстрелить» в самый неподходящий момент. Но если человек, боязливый с детства, проходит какие-то испытания, регулярно рискуя если не жизнью, то хотя бы здоровьем, он постепенно преодолевает свои страхи. Однако иногда в жизни мы наблюдаем удивительную, на первый взгляд, метаморфозу. Когда тот «божий одуванчик» в чрезвычайных ситуациях просто преображается, на эти мгновения кардинально изменяется. Его природный страх срабатывает как некий детонатор, становится для него своего рода допингом. И тогда человек способен поступить вопреки своему обычаю, совершить великие подвиги. Я считаю, что это зависит от составляющих воспитания личности — идеологической, психологической и религиозной. Если читать ребенку с детства о подвигах богатырей, знаменитых сражениях и полководцах, о национальных героях, в нем это заложит крепкий фундамент мужества и благородства. И наоборот. Человек, впитавший с молоком матери модели поведения персонажей из сериалов, имеет в своем арсенале «виртуальное» или сказочное оружие, которое на самом деле не в состоянии принести никакой реальной пользы.

— К вопросу о детях. Сколько их у Вас – не духовных чад, а своих родных детей?

— Семеро. Три сына и четыре дочки.

— Замечательно! Следующий вопрос Вам – не только как батюшке, но и как многодетному отцу. Нынешние поколения, в отличие от прежних, не знают ни нищеты, ни голода, ни войн. Однако многие люди при этом боятся становиться родителями, боятся за еще не рожденных детей. Почему?..

— Жена всегда говорила: «Будут дети, Господь даст и пропитание!». Раньше я служил в Липецкой епархии. Липецкий и Задонский митрополит Никон как-то на епархиальном собрании рассказывал нам, семейным священникам. Пока супруги вдвоем, они живут для себя. Появляется ребенок, и уже нужно делиться с ним – всем, прежде всего, своим временем. Чем больше детей, тем больше приходится делиться. «Нежадные,» — так владыка Никон назвал многодетных родителей.

— То есть люди боятся не столько за возможных будущих детей, сколько за самих себя; боятся, что придется жертвовать какими-то своими интересами?

— Несомненно, за себя. Ведь если моим детям недостаточно одежды, пропитания, да чего угодно, в итоге переживаю вместе с ними и я. Но тут есть еще и другой аспект. Образ Божий в человеке — это стремление к совершенству. Стремление предполагает постоянную деятельность. Как сказано в Евангелии: «Кто со Мной не собирает, тот расточает». Не «кто со мною не собрал», а СОБИРАЕТ, продолжает движение. Таким образом, если я имею в наличии страхи, сомнения, наряду со множеством прочих недостатков, и пребываю в бездействии и лености, — они увеличиваются, всецело порабощая меня; и наоборот, прилагая усилия, проливая пот и кровь, совершенствуясь, «собирая со Христом», постепенно не только освобождаюсь от страхов, но и в теории, которая является целью, достигаю Царствия Божия. Суть этого процесса выражена в простой пословице: под лежачий камень вода не течет.

— Коронавирус в очередной раз показал всему человечеству, как много в мире страха. Какие в связи с этим чувства и мысли возникли у Вас?

— На днях Глава Донской митрополии владыка Меркурий отметил, что некоторые люди нынешние меры предосторожности считают чрезмерными и бесполезными. И мало того, что сами не берегутся, но и распространяют по интернету соответствующую дезинформацию, нагнетают страхи. У меня «чесались руки» удалить все эти соцсети – так много там наглой изощренной лжи. Если что-то прочитаешь, — начинаешь переживать, а какой в этом толк? Страх здесь – бессмысленный. Нужны дезинфекция, меры предосторожности. Если человеку на себя наплевать, он должен соблюдать эти меры ради ближних. Но страх здесь вообще неуместен. Если бы вирус проходил мимо тех, кто его боится, был бы смысл бояться. А так ведь наоборот: страх ослабляет иммунитет.

— Если Бог – наш Любящий Отец, то зачем нам Его бояться? Почему Страх Божий считается добродетелью?

— Есть три степени любви к Богу и, соответственно, три вида страха перед Ним. Низшая ступень – рабская: человек боится, что за его проделки, проступки и пороки Бог его покарает – и в этой жизни, а в особенности – после смерти. Вторая ступень – наемника: человек старается угодить Богу и боится проштрафиться, лишиться своей, как ему кажется, заслуженной награды. Третья, совершенная – сыновья, по любви. Страх Божий – это не страх Божьей кары. Страх Божий – это боязнь огорчить своего Отца Небесного, боязнь разлуки, отрыва от Него. А по большому счету, это вообще не страх, а благоговейный трепет.

— Однако некоторые боятся что-то сделать в храме не так, получить замечание от бабушки-свечницы. Что бы Вы им посоветовали?

— Я бы им посоветовал идти в храм не к свечницам, а к Богу. И помнить, что мы в храм приходим не святыми, а освятиться. Господь же сказал, что пришел спасти грешников, а не праведников. Поэтому мы и собираемся все – калеченные и увечные – в плане моральном, психологическом и духовном. Собираемся вместе в Церкви, чтобы попросить помощи Божьей, исцеления, укрепления в своих немощах. Но если человек приходит в храм с бедой или реальной проблемой, я думаю, ему легче справиться с окружающей обстановкой: ему просто не до мелочей.

— Одна знакомая – удивительная, очень светлая женщина – боится ходить в храм из-за бывающих там колдунов и ведьм, наводящих порчу…

— Действительно, раньше, когда я был настоятелем сельского храма в Липецкой епархии, мне доводилось находить в храме то пуговицы, то иголки. И явно не случайно потерянные. Мы понимаем, что в храм приходят не только христиане, стремящиеся жить со Христом и по Его воле, но и люди с противоположной целью. Но человек искренне верующий понимает, что беды, несчастья, болезни и прочие неприятности прилипают к нему, когда он как бы клеем вымазывает себя грехом. Если у меня есть нераскаянные грехи, либо какое-то заблуждение, с которым я живу и не собираюсь расставаться, — тогда мои двери и окна для всей нечисти открыты.

— В своем послании апостол Иоанн пишет: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершенен в любви». Но ведь и Господь, Который и есть Любовь, будучи в Гефсиманском саду, предвидя, что Его ждет, испытывал страх перед страданием и смертью. Как это объяснить?

— Иисус Христос – это Совершенный Бог и Совершенный Человек. А для человека естественно бояться страдания и смерти. Будучи Совершенным Человеком, Господь остался безгрешным, не познал греха; однако Он воспринял все остальные слабости и немощи поврежденной грехом человеческой природы, и невинно перенес все страдания, которые возможны для человека. Блаженный Феофилакт Болгарский пишет по этому поводу: «А скорбит и тоскует благопромыслительно, дабы уверовали, что Он был истинным Человеком, ибо человеческой природе свойственно бояться смерти. Смерть вошла в человеческий род не по природе; поэтому природа человеческая боится смерти и бежит от нее».

Через Крестную смерть Христос смог преодолеть и победить и смерть, и ад, и грех, и страх, в том числе – страх смерти, страдания, одиночества. И дал возможность побеждать страх и человеку.

— 30 марта – день памяти преподобного Алексия, человека Божьего. Этот святой удивляет своей смелостью. Как Вы думаете, может ли он помочь и нам в преодолении наших страхов?

— Я думаю, что в преодолении страхов может помочь любой святой. Всякий святой – человек, совершивший христианский подвиг; понесший крест, который во всей полноте ведом только ему и Богу; святой — это человек, в высшей степени почтивший Бога. А из писания мы знаем, что «Бог послушает его, яко богочтец есть». Таким образом, любой святой, без исключения, может быть нашим ходатаем перед престолом Всевышнего.

— Почему агрессия извне приводит к страху, понятно. А почему страх порождает внутреннюю агрессию? И как их обуздать?

— Это, наверное, и есть проявление инстинкта самосохранения. Впрочем, если речь идет чисто о бытовых отношениях, то агрессия – это эквивалент несовершенства. Когда человек агрессивен, ему весьма полезно вспомнить о Божьем вездесущии. Ведь в присутствии Христа, думаю, мало кому будет интересно скандалить и сквернословить.

— А как Вы считаете: зачем наши СМИ нагнетают страхи?

— Думаю, СМИ — это мощнейший инструмент геополитики. С его помощью управляют миром, изменяют сознание. Кто платит, тот и заказывает музыку. Для понимания этого человеку дан разум. Снова мы возвращаемся к понятию греха. Если разум им помрачен, человек блуждает в трех соснах, как говорит псалтирь: «убояшася страха, иде же не бе страха», и, конечно, напротив. «Свет Христов просвещает всех,» — возглашают священнослужители в эти великопостные дни, Он есть «путь и истина и жизнь», и никакие умы не в состоянии меня сбить с толку, если мой путь – Христос!

— 1 апреля – День смеха, День дурака. Многие боятся оказаться в дурацком положении, боятся смеха над собой. Почему?

— Мы часто боимся того, что будет задето наше самолюбие, наша гордость. Гордыня — это корень всех наших грехов.

— Многие боятся, что их разыграют. А Вы не боитесь?

— Того, что меня разыграют? Да сколько угодно! Мне самому смешно будет. Но, конечно, какие-то рамки должны быть. Я и других люблю разыгрывать. Беззлобно.

Беседу вел Антон САХНОВСКИЙ

Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *