Второе рождение Таганрога

Как таганрожцы чуть не стали спартанцами

Одно из летних памятных событий сыграло большую роль в судьбе нашего города. В ночь на 9 июля (28 июня) 1762 года, когда российский император Петр III находился в Ораниенбауме, его супруга Екатерина тайно прибыла в Петербург и в казармах Измайловского полка была провозглашена самодержавной императрицей.

Каждый таганрожец знает, что наш город основан Петром I. Известно также, что из-за неудачного похода на турок и последующего окружения наших войск на реке Прут в 1711 году российскому государю пришлось заключать мир с турками на унизительных условиях. Все азовские завоевания царя Петра свело на нет одно крупное поражение. Турки получили Азов, а Таганрог был разрушен до основания. К тому времени город просуществовал около пятнадцати лет. Многие жители со своим скарбом переселились в Воронежскую губернию. В феврале 1712 года от города остался лишь фундамент городских стен и домов. Мыс порос полынью, а среди развалин никто больше не селился.

Взошедшая на престол Екатерина, как и Петр, считала, что Россия должна занимать активную позицию на мировой арене и вести политику наступления. Когда в 1768 году грянула новая русско-турецкая война, Турция ослабела в военном и политическом отношениях, а Российская империя, наоборот, набрала достаточно сил, чтобы продолжить начатую Петром политику экспансии на Восток.

Поскольку главная борьба ожидалась на побережье Азовского и Черного морей, Екатерина II подняла вопрос о создании флота в данной акватории.  И для выполнения этой цели императрица избрала контр-адмирала Алексея Сенявина. В середине февраля 1769 года он прибыл в Таганрог и дал задание морским офицерам приступить к промеру гавани. Данные обнадеживали: при углублении акватория сможет служить местом стоянки современных военных судов. В начале апреля 1769 года отряд русских военных в 880 человек под командованием Ивана Дежедероса подошел к Таганрогу. Дежедерос приказал поднять русский флаг на самом высоком месте.

Таганрог восстанавливали по изначальному плану застройки. Солдаты вырубили растительность, занялись строительством на уцелевших фундаментах, очистили родник.

Открылась походная церковь. Вскорости прибыли и первые жители. Параллельно кипело строительство будущего Азовского флота. Машинный мастер Вильгельм Клевес за короткое время подготовил чертежи и модель землеройной машины, способной углубить гавань до глубины 7 футов (2,1 метра, — прим. автора). Под его наблюдением машина была изготовлена и доставлена в Таганрог. Гавань углубили, и в конце апреля 1771 года Алексей Сенявин сообщал в письме графу Ивану Чернышеву: «…вообразите мое удовольствие: видеть с 87-футовой высоты стоящие перед гаванью (Да где ж? В Таганроге!) суда под военным российским императорским флагом, чего со времени Петра Великого, то есть с 1699 года, здесь не видали…».

Уже через несколько лет Таганрог начал расцветать благодаря торговле со многими странами, особенно после присоединения к России Крыма в 1783 году. Представьте только: оказывается, фаворит Екатерины II Григорий Потемкин собирался переименовать Таганрог в Спарту, по крайней мере, об этом он писал греческому архиепископу Никифору.

В то время довольно большую часть населения нашего города составляли греки. Греческие повстанцы, во время недавней войны выступившие на стороне России, не могли оставаться на турецкой земле и обратились к Екатерине с просьбой о разрешении жить в России. Весной 1775 года императрица выписала на имя графа Григория Орлова рескрипт, в котором разрешала грекам, не только воевавшим, но и всем желающим, селиться в Керчи и Еникале (Крым). Потемкин, препровождая правовой акт азовскому губернатору, добавил к списку городов и Таганрог.

«Чтоб более поразить умы блистательностью деяний великия Екатерины, истребить воспоминание о варварах <…>, возобновлены древние именования: Крым наречен Тавридою; близ развалин, где существовал древний Херсонес, из груд камней при Ахтиярской гавани возник Севастополь; Ахт Мечет назван Симферополь, Кафа — Феодосией, Козлов -Евпаторией…», — писал Александр Самойлов, биограф Потемкина. О том, что Таганрог одновременно с этой блистательной компанией возрожденных топонимов едва не стал Спартой, рассказал в своем исследовании редактор сайта просветительского проекта Arzamas.academy Кирилл Головастиков, который в свою очередь сослался на исторические печатные источники разных лет, в том числе и на труды нашего известного земляка Павла Филевского.

Марина ДАРЕНСКАЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content