Таганрогский матриарх Алла Алексеевна

Сегодня свое 80-летие отмечает известная многим таганрожцам Алла Алексеевна Муттер. Алла Муттер (в девичестве Проскурина) родилась в Таганроге 13 января 1941 года. Но пожила здесь недолго – каких-нибудь полгода.

Счастливое детство

  • Летом нас эвакуировали, — рассказывает она. – Отец, работник Таганрогского горкома партии, участвовал в эвакуации в Узбекистан завода «Ростсельмаш». А мама уезжала отдельно от него – вместе с моей трехлетней сестрой и со мной, полугодовалой. Мы с мамой добирались полгода: сначала – эшелоном, потом жили в Армавире, снова эшелоном, пароходом. Вместе с нами везли разбитые танки и самолеты – в тыл, на ремонт.

Под бомбежки попадали не раз; благо – их Бог миловал. Малышка Алла этого, конечно, не запомнила: обо всем потом рассказывала мама. А вот отцу не повезло: его при бомбежке контузило. На ноги его поставил тесть, казачий атаман Алексей Краснянский, отбывавший еще с 1930-х ссылку в Семипалатинске, работавший там по образованию – врачом.

  • Потом, когда дед его вылечил, отец работал главным инженером завода в Чирчике, где ремонтировали военную технику. Я выросла в этих разбитых самолетах и танках, — вспоминает Алла Алексеевна. – Там же были лётное и танковое училища. Молодых ребят обучали всему ускоренно – за три месяца. Мы к ним ходили фильмы смотреть – по десять раз одни и те же.

Она на всю жизнь запомнила голод; как мама, уходя на работу, оставляла дочерям по кусочку хлеба на обед, они хлеб сразу съедали, а после сосали соль; как она по весне ела цветы акации; как потом, уже летом, ползала, собирала в траве калачики, шелковицу, абрикосы…

  • Но мы в военном городке жили очень дружно: русские, украинцы, татары, евреи, испанские и греческие коммунисты, — отмечает Алла Муттер. — Было очень трудно. Но патриотизм зашкаливал. Мы не понимали, как это – жаловаться на что-то. Мы знали, что нужно терпеть. Мне кажется, я никогда не плакала…

Жизнь, между тем, постепенно становилась легче. Сначала стало больше хлеба. Потом на хлеб начали мазать маргарин, затем – посыпать сверху сахарком.

  • А когда появилась макуха, — мне казалось, в мире нет ничего вкуснее, — делится наша героиня. – Потом, уже в конце войны, мать посадила кукурузу, пшеницу — там урожай собирали два раза в год; завела свиней, кур, уток, стояли цибарки с яйцами. Но я не могла этого есть: организм был не приучен. Меня рвало от молока и от бульона. У меня уже была язва двенадцатиперстной кишки. Мне кажется, я переболела всеми болезнями, которые были: корь, скарлатина, коклюш, свинка, ветрянка. Только пневмонии не было. Каждый день нам давали по несколько таблеток акрихина – чтобы не было малярии; сестре Люде в школе делали уколы. Но у меня все равно часто были приступы: трясло, зуб на зуб не попадал, были судороги, и страшно хотелось есть что-то конкретное – мать бегала, искала мне по всему городку то груши, то зеленый горошек.

Но, наряду с голодом и болезнями, запомнилось и много хорошего. Например, огромные черепахи, которых им в детский сад привозили из пустыни. Дети катались на этих черепахах верхом, а потом ели черепаховый суп.

И все же из-за Аллочки, из-за её приступов малярии, семья в конце 1940-х вернулась в Таганрог.

  • Отец был инвалидом третьей группы, по ночам у него были приступы, он кричал от боли. Здесь, в Таганроге, работал прорабом на стройке, потом – начальником «Сантехмонтажа», мастерской под «Красным Котельщиком», проводившей воду и канализацию, — вспоминает его младшая дочь. – А жили мы на съемной квартире – во флигеле. И я, когда была в 6-м классе, написала письмо Маленкову: «Я не могу понять, почему отец, инвалид, всем жилье строит, а мы живем на квартире.» Рассказала маме об этом — та посмеялась. Прошло время. Вдруг отец приходит с работы, как стал кричать. Его вызвали в горисполком: «Ты что это жалобы строчишь?..» И что вы думаете? На другой день приезжает «Волга», — и мы едем в новые дома выбирать себе квартиру… Мне сейчас вспоминается счастливое детство. Было трудно, но люди любили Родину, любили друг друга, помогали друг другу.

Счастливое замужество

После школы Алла пошла работать намотчицей на завод «Прибой», потом бурлящая энергия привела её в Октябрьский райком комсомола. Основную же часть жизни посвятила крупнейшему в городе научно-исследовательскому институту – НИИ связи; там же встретила и свою «половину» — Виталия Муттера.

  • Его отец, Илья Аркадьевич Муттер, был полковником в отставке, летчиком-испытателем, он Орден Ленина получил еще до войны, — гордится невестка. – Во время войны был начальником летного училища. Но война еще не закончилась, а его и массу других старших офицеров и генералов репрессировали – набили ими товарный вагон – так, что они могли только стоять, отправили куда-то. Правда, быстро реабилитировали, вернули. Но у него потом до конца жизни болели ноги. Будучи пенсионером, он больше 10-ти лет проработал заведующим орготделом Таганрогского горисполкома – бесплатно!

Хотя деньги не помешали бы: молодая невестка пришла в недостроенный дом свёкра… Замужество, как и детство, стало счастливым, но трудным: работа; строительство дома; вечерняя, а потом заочная учеба в «радике»; рождение и воспитание сына…

  • Мой муж, Виталий Ильич Муттер, был семи пядей во лбу, — убеждена любящая супруга. – Его сразу же после института назначили заведующим лабораторией; потом он стал начальником отдела. Кандидатскую диссертацию защитил одним из первых в институте.

Этот мир он покинул очень рано – в 44 года. Утешением Аллы Алексеевны, оставшейся вдовой в 39, стали её сын Вадим и внук Марк.

Счастливая мама и бабушка

Вадим Витальевич Муттер пошел по стопам родителей, окончил ТРТИ, превратился в IT-специалиста и в 1990-е с женой, Ларисой Вольницкой, уехал в Канаду; там у них родился сын.

Марк Муттер в свои 15 лет самостоятельно собирает компьютеры, пишет компьютерные программы, играет и общается с продвинутыми ребятами из разных стран мира. Во многом пошел в свою бабушку Аллу, в свое время писавшую Маленкову: он переписывается с премьер-министром Канады и королевой Англии.

Невестка, Лариса Вольницкая, в Канаде успешно занимается одновременно творчеством и бизнесом: она – дизайнер и кондитер; её торты – настоящие шедевры кондитерского искусства.

Благодаря интернету Алла Алексеевна общается с внуком, сыном и невесткой; они летают в гости друг к другу. Из-за коронавируса в минувшем году их встреча не состоялась. Теперь все ждут лета 2021 года, чтобы встретиться, а заодно и отпраздновать с опозданием 15-летие Марка и 80-летие бабушки Аллы.

При всем прочем Алла Алексеевна Муттер с 18-ти лет и поныне активно занимается общественной деятельностью. Одно время даже была председателем одновременно двух КТОСов (комитетов территориального общественного самоуправления). Депутаты Городской Думы (ранее – Горсовета) меняются, а их помощником неизменно остается она. Особенно дружеские отношения у Аллы Алексеевны сложились с нынешним депутатом, Еленой Сиротой. Оправдывая свою доставшуюся от мужа фамилию (Муттер в переводе с немецкого – мама), она по-матерински опекает очень многих.

Её свёкор трудился бесплатно, на общественных началах, в течение 10-ти лет; она – вот уже свыше 60-ти. И Бог дает силы.

Владимир Прозоровский, фото автора и из семейного архива.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content