Раневская и «каторга в цветах»

29 апреля – Международный день танца

«В танце каждое движение

преисполнено мудрости, и     

нет ни одного бессмысленного

движения.»

Лукиан из Самосаты

«Балет — это каторга в цветах». Так однажды очень метко охарактеризовала искусство балета Фаина Григорьевна Раневская (именно такое отчество значилось у нее в паспорте), актриса, для которой творчество – это прежде всего каждодневный труд, работа над собой. И как же она права!  Жизнь на сцене артиста балета очень коротка и состоит она из постоянных тренировок у станка, репетиций до седьмого пота, и все это – для того, чтобы вечером поднялся занавес, и мы увидели волшебство, рожденное единством прекрасной музыки и магией танца, – балет.

Фаина Раневская

Музыка и балет неразделимы. О любви к музыке Фаины Григорьевны хорошо известно; и даже о её особых пристрастиях. Поэтому совсем неудивительно её особое отношение и к балету. Она обожала Татьяну Вечеслову, часто бывала в Большом театре, чтобы посмотреть любимую Екатерину Гельцер и незабываемую Галину Уланову, дружила с Ниной Тимофеевой, Раисой Стручковой.

«Так и не написала о великолепной и неповторимой Гельцер. Она мне говорила: «Вы — моя закадычная подруга». По ночам будила телефонным звонком, спрашивала, «сколько лет Евгению Онегину». Уморительно смешная была её манера говорить. Гельцер неповторима и в жизни, и на сцене. Я обожала её. Видела всё, что она танцевала. Такого темперамента не было ни у одной другой балерины. Гельцер — чудо!» — это строчки из «Дневника на клочках» Фаины Григорьевны Раневской.  «Неповторимая Гельцер» Екатерина Васильевна — замечательная русская балерина, артистка Большого театра, одна из самых ярких звезд балетного искусства 20-х годов прошлого столетия. В 1925 году ей первой из артистов балета было присвоено звание Народной артистки Республики. Это звание было введено Советским правительством в 1919 году и присваивалось выдающимся деятелям искусства. Первым его был удостоен Федор Иванович Шаляпин.

Екатерина Гельцер

По версии самой актрисы, знакомство со знаменитой балериной Большого театра было случайным. Но есть некоторые основания считать, что это не совсем так. Под покровительством Екатерины Васильевны Гельцер была еще одна наша землячка поэтесса София Парнок, с которой была знакома и будущая актриса Раневская. София посвятила балерине одно из своих стихотворений. Неповторимая Гельцер сыграла особую роль в жизни Фаины Фельдман. Вот, что пишет об этом актриса: «В театральную школу я принята не была, по неспособности. Восхитительная Гельцер, (в свите её поклонниц я, конечно, состояла), отнеслась ко мне с участием и устроила меня на «выходные» роли в Малаховку, летний театр под Москвой. Представляя меня антрепризе театра, во главе которого была её близкая приятельница, сказала: «Знакомьтесь, это моя закадычная подруга Фанни, из провинции». Так началась артистическая карьера будущей великой актрисы.

С Галиной Улановой Фаина Раневская познакомились после войны. В 1944 году Галину Сергеевну пригласили из Ленинграда в Москву, в Большой театр. Фаина Григорьевна не однажды бывала на её спектаклях, ставших классикой балетного искусства: «Жизель», «Золушка», «Ромео и Джульета» и, конечно, «Лебединое озеро». Они жили в одном доме, Раневская относилась к своей именитой соседке-балерине с уважением и искренним восхищением. Галина Сергеевна часто бывало с мужем, художником Большого театра Вадимом Рындиным, в гостях у актрисы. Его акварели украшали стены гостиной Фаины Григорьевны.

Галина Уланова

Близкие друзья Галины Сергеевны Улановой из мира балета станут и друзьями Фаины Григорьевны Раневской. Татьяна Вечеслова, лучшая подруга Галины Улановой еще по Ленинградском училищу. Именно Раневская познакомила Татьяну Михайловну с Анной Ахматовой. Однажды они вместе пришли на день рождения к Вечесловой и подарили ей статуэтку Ахматовой работы Натальи Яковлевны Данько, известного скульптора-керамиста.

Фаина Григорьевна была частым гостем и у Раисы Степановны Стручковой, артистки Большого театра. Балерина была главным дублером Улановой. Раиса Стручкова в своем интервью о Фаине Раневской как-то заметила: «Её   рассказы – это маленькие спектакли, они мне помогали в моем балетном искусстве». И рассказала о том, как однажды она угощала пришедшую в гости актрису. Из предложенных блюд гостья выбрала сладкий творог с фруктами. Заканчивая трапезу с большим удовольствием, Фаина Григорьевна сказала: «У меня диабет, но не волнуйтесь, сделаем укол, и всё будет в порядке.»

С юной балериной Ниной Тимофеевой Фаину Григорьевну, вероятно, познакомила тоже Уланова. Тимофеева для Улановой была не только любимой ученицей, но и как дочь. Своих детей у Галины Сергеевны не было.   Фаина Григорьевна станет для Нины Тимофеевой большим другом. В фондах Таганрогского музея – заповедника есть несколько фотографий балерины с трогательными посвящениями актрисе. На обороте одной из них можно прочесть: «Дорогой и любимой Фаине Георгиевне (это отчество предпочитала сама Раневская, так ее именовали и окружающие, — прим. редакции) с вечным поклонением. Нина Тимофеева 1981 г.» Про её требовательный характер, о котором ходили легенды, актриса напишет: «Тимофеева всю жизнь пробирается сквозь собственные шипы». Как это было близко и знакомо самой Раневской с её сложным, противоречивым характером, постоянной борьбой с режиссерами и с самой собой!

Как же верно написал Олег Рой: «Балет – это ведь не только техника. Самые лучшие партии танцуют душой». И вспомним слова самой Фаины Григорьевны: «Я не признаю слово «играть». На сцене нужно жить!»

Именно поэтому актриса так любила балет, восхищалась артистами балета. Она очень хорошо понимала, каких трудов стоит этот видимый нами сказочный мир на сцене, где «танцоры пишут музыку ногами». И как же мы все-таки богаты талантами! В одной небольшой статье – столько имен балерин! И каждое названное имя – целая эпоха в искусстве балета, которое не имеет национальности, границ и языковых барьеров…

Татьяна Артюшкина, старший научный сотрудник Таганрогского музея-заповедника.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content