Эпидемии в Таганроге. Экскурс в историю

В Таганрог не раз приходили эпидемии, бродящий COVID-19 невольно наталкивает на воспоминания о борьбе с инфекциями в родном городе.

Мы опустим мор от чумы в 1348 г. в Тане Генуэзской. Ко времени основания нашего города на Руси уже начала складываться система эпидемиологической защиты. В конце XVI – начале XVII века карантинные меры в Московской Руси стали правительственной системой. Сообщение между городами прекращалось, на дорогах устанавливались заставы (засеки), через которые никого не разрешали пропускать, не взирая на чины и звания. В кострах сжигались заражённые предметы (как в к/ф «Сказка странствий»), письма по пути следования многократно переписывали, сжигались подлинники. Деньги промывали в уксусе, умерших погребали за чертой города.

Аптекарский приказ (Министерство здравоохранения) заработал в Кремле с 1620 г. Лекарская школа при нём – с 1654 г., которая за 50 лет выпустила более 100 лекарей.

Д.С. Самойлович (главный врач Юга России)
во время эпидемии чумы в Москве 1770-1772 гг.
Картина из Музея медицины г. Киева.

Для закладки крепости на мысу Таганий рог Пётр I приказал «на каждое судно надобедь по лекарю с сундуком», для медицинской помощи как людям «ратным», так и «работным», которых прибывало до 20000 человек в год. Аптекарский приказ снабжал строящуюся крепость и лекарствами, и персоналом. Первый губернский воевода боярин Алексей Петрович Прозоровский сообщал Петру I, что по его Азовскому губернаторству было всего военных и штатских лекарей 7 человек.

В мае 1702 года «люди помирали скоропостижными смертями без язв, только живот болен и харкали кровью», два лекаря заболели, а третий «умре». «Где на больных смертоносные язвы…, то дворы их и избы их разрушать и никого туда не пускать, а больных тех из тех дворов велено выносить в избы, которые построены для таких случаев от слобод в дальних местах». При этих «больницах» стоял караул, «корм» ставили на расстоянии, приносящим еду запрещено встречаться с караульщиками. Городские ворота Троицка были заперты, у застав зажжены костры, приходящие полковые писари читали свои послания «через огонь». Стоящий на заставе должен был записать оглашённое. После принятых мер, только 23 января 1704 г. сняты карантинные заставы.

Служба лекаря была тяжела, частенько не выдавали жалование, а иногда они подвергались «зверским издевательствам со стороны офицеров».

Вообще слово «холера» таганрожцам станет знакомо с 1830 г., до этого точного диагноза «язвам» ещё не установили. Всего же со дня основания Таганрога до I противохолерного Съезда врачей Области Войска Донского в 1909 г. в городе были 3 эпидемии чумы и 11 холеры.
На плане 1771 г. возрождённой Троицкой крепости есть «гошпиталь» и «карантинные дома», т.к. в соседней Турции периодически свирепствовала «моровая язва». Но крупномасштабный карантин, будущий Елизаветинский парк, будет построен чуть позже и значительно дальше. План его был заложен в 1808 г, директором его был назначен в 1819 г. Борис Львович Лакиер, но 4 февраля 1834 г. карантин в Таганроге приказом МВД был закрыт, однако врачей в городе решили оставить. К частому посещению холеры тоже не хотелось привыкать.

Холера 1833 г. в Таганроге примечательна тем, что ею решил заняться прокурор города. После первого случая смерти крестьянина от холеры по городу были развешаны объявления за подписью градоначальника Отто Франка. Среди пунктов появляется «специально созданная на период холерной эпидемии больница». Помимо приказных пунктов в «Объявлении», было расклеено «Предостерагательное объявление…» с рекомендациями, что и как есть и пить, как и где купаться и спать, в т.ч. «употребление огуречного рассола губительно для заболевшего холерою». Конец рекомендаций оптимистический: «…таганрогские жители не отвергнут добрых советов моих и, уповая на милосердие Всевышнего, без ропота выждут конец действий сей эпидемии».

Эскиз картины по свидетельству Д.С. Самойловича о пресечении «моровой язвы» в Москве 1771 г. СПб, 1795 г.

Город был разбит на 6 участков, к ним прикреплены ответственные комиссары и врачи. Список лекарств от холеры состоял из 18 наименований, рекомендованные медицинским департаментом. По инициативе градоначальника барона О. Франка к борьбе против холеры были подключены МВД, его медицинское управление, Министерство Финансов и Донской атаман. В результате холера была уже 10 октября 1833 г. «совершенно прекращена» во всём округе!
С 1853 г. учреждены комитеты народного здравия, в 1856 г. председателем его в Таганроге был Алексей Богданович Браневский. Комитет был занят освобождением помещений города от лазаретов военной кампании 1854-55 гг., санитарией и профилактикой болезней, борьбой с эпидемиями и очисткой общественных мест. Деньги на работы получали из казны. Отчитывались ежегодно. 20 апреля 1863 г. городской врач К.И. Орем подвёл итоги года: «Зимой господствовали болезни воспалительного характера, были случаи натуральной оспы, весной – простудные, летом – холерные болезни и кровавые поносы, осенью были случаи ветряной оспы на детях и взрослых». По отчёту 1868 г.: «летом – тифозные горячки».
В 1865 г. пришлось возрождать Комитет по борьбе с холерой, созданы две временные лечебницы. Следующая эпидемия пришла в 1870 г. из Рязанской губернии, побеждена 2 сентября 1870 г. Эта инфекция породила мысль о Таганрогском городском водопроводе. (Азовский вестник № 2, от3 января 1871 г. издавался в Таганроге.) В следующем году холера пришла с оспой.

В 1867 г. в Таганроге при 25 тыс. чел. населения было 5 медицинских учреждений: больница Приказа общественного призрения, медицинский участок в тюремном замке, отделение умалишённых (17 человек при больнице общественного призрения), странноприимный дом Депальдо и частная практика. «Любострастные болезни» контролируются ежедневно в доме для вскрытия трупов.

Хирургическая служба выделена в 1870 г. врачом П.М. Шедеви, в 1878 г. появился первый дантист. Корь, оспа, тиф, холера бывают, но в малом количестве. В 1879 г. врачи объединились в «Общество врачей города Таганрога» с Уставом, утверждённым 12 января 1879 г. управляющим МВД Л. Маковым и управляющим медицинским департаментом МВД Н. Розовым. Главная его цель: повышение мастерства. Уже в феврале с.г. они разработали «Санитарную инструкцию», в которой предусмотрены меры по борьбе с эпидемиями. Благодаря общим усилиям эпидемия холеры 1884 г., грозящая нашему городу, была предотвращена.
В составе Войска Донского в 1890 г. созданы санитарная комиссия под председательством П.Ф. Иорданова и городское Управление российского Общества Красного Креста, в которое вошли купцы и чиновники.

В 1892 г. издана книга таганрогского врача Георгия Яковлевича Тарабрина «Азиатская холера», в которой описаны её проявления, её признаки, причины и то, что в России узнали имя этой болезни только в 1830 г.

Введены две должности врачей для бедных (Владимир Григорьевич Шимановский и Иван Лукьянович Халдрымянц), работающих по инструкции, утверждённой Городской Думой 8 декабря 1895, это прообраз в миниатюре будущих участковых терапевтов Советского Союза.

Таганрог имел предприятия в виде пока ещё только планируемого водопровода, скотобойни, открытой 5 марта 1903 г., ассенизационного обоза, городской дезинфекционной камеры, нормальной аптеки, открытой 4 сентября 1901 г., и угольного и керосинового складов. Были думские врачи (аналог земских), санврач, ветврач, два фельдшера при санвраче, акушерка, городской оспопрививатель, три городских санитаров, не считая частных врачей. Городская больница планировалась ещё в первом генплане Александра I в районе кладбища. Пока её роль выполняла, как могла, богадельня в бывшем имении И.А. Варваци (ныне ул. Ленина № 153) с 1818 г. Первые проекты больницы рассмотрены городской управой в 1905 г. К строительству приступили в 1913 г. в здании (бывшая медсанчасть Комбайнового завода), которое сохранилось и сегодня, не пришлось открыть гор. больницу: началась война, и больница в 1915 г. стала лазаретом для раненных, в ноябре 1916 г. – для заразно-больных воинов.

Городская Управа ежегодно вносила средства в Харьковское медицинское общество, т.к. туда возили укушенных бешенными животными для прививания на Пастеровскую бактериологическую станцию и оттуда привозили сыворотки для прививок: со станции по приготовлению антидифтерийной сыворотки и со станции по приготовлению противоскарлатинозной сыворотки.
С 16 по 19 марта 1909 г. прошёл I противохолерный Съезд врачей Области Войска Донского, от Таганрога было 4 делегата: А.В. Алексеев, В.М. Иванов, Н.Н. Довмонт-Клименко, А.Ф. Попов. Итожили опыт эпидемий холеры 1892, 1893, 1907 и 1908 гг. Установили главную причину: инфекция занесена через порт из Турции и через ж.-д. из Ростова и Харькова. Ждали нового прихода холеры. С разных концов области раздавались призывы о помощи, медицинских сил не хватало, даже правительственная газета «Призыв» критиковала власть в недостаточной организации медицинской помощи населению: «Каждый преисправно, отхворав сколько следует, не постыдно умирает».

В 1909 г. в город пришла холера и тиф, бараки для инфекционных больных расположили в бывшем доме Коростылёвой на пер. Полевом № 2 и пер. Васильевском № 1. На оба барака потрачено 1310 руб. 45 коп. А в 1914 г. на борьбу с инфекционными болезнями вместо запланированных 2000 руб. было расходовано 8140 руб. 51 коп. Введено благозвучно звучащий термин «анатомический покой» (раньше называлось «помещение для вскрытия трупов»). С началом Империалистической «Великой» войны появился в Таганроге и Комитет по борьбе с фальсификацией пищевых продуктов. Масштабы холеры 1910 г. превзошли все предыдущие.

После боёв с юнкерами, 8 февраля 1918 г. в составе исполкома окружного совета появился врачебно-санитарный отдел во главе с комиссаром А.Е. Тараненко (с 23 марта 1918 г. его заменил М. Калабухов), разработаны инструкции окружного и волостных врачебно-санитарных отделов. К 18 апреля 1918 г. врачебно-санитарный отдел Таганрогской Коммуны успел сделать следующее: перенос валочных мест за черту города; упорядочить подачу врачебной помощи населению; открыть главную и районные больницы; ввести ночное дежурство; открыть городскую бесплатную амбулаторию (у Каменки); открыть родильный приют 2 марта 1918 г. Пришедшие немцы и вернувшаяся городская Управа всё сделанное Коммуной не отменила, но сменила её классовую направленность. В 1919 г. разразился сыпной тиф.

Санитарный ликбез в г. Таганроге (фото из сети Интернет).

После 1920 г. важной чертой здравоохранения был акцент на профилактические мероприятия и санитарное просвещение населения, а поначалу ещё и на организацию питания голодных.
Построена инфекционная больница, организована «санпросветсекция», курсы «санпропагандистов», читаются лекции в учреждениях, по дворам о мерах по предотвращению инфекций. Создан «купальный» отряд для обеспечения горячей водой, организованы две бесплатные бани с бесплатной выдачей мыла.
Организованы «прививательные» отряды, которые делали обязательные прививки от холеры рабочим и служащим, начата поголовная вакцинация школьников.

Введён «санконтроль», проверяются все источники водоснабжения.
Разработаны подробные инструкции для разных сфер человеческой деятельности для соблюдения нераспространения инфекций: для дворов, улиц, мест общественного пользования, рынков, столовых, ресторанов, закусочных, парикмахерских, пивных, гостиниц, комнат, постоялых дворов, ночлежных, бильярдных и проч. В них подробно описаны не только санитарные правила поведения, но и технологии производства и обслуживания. В Санитарных книгах были двойные места для отметок санврача: на корешке и на отрывном талоне, который сдавался по месту назначения для принятия мер.
Холера, тиф и другие эпидемии были побеждены к 1923 г.
В 1932 г. участились случаи заболеваний малярией, для борьбы с ней была открыта противомалярийная станция (глав. врач В.В. Зак). Борьбу с малярией осложняло отсутствие хинного дерева на территории СССР. Но разработкой синтетического акрихина и работой специальной амбулатории малярия в Таганроге была побеждена к концу 1930-х гг.

Великая Отечественная война принесла разные болезни, но из инфекционных ¬ «только» венерические и туберкулёз. Чума, холера и проч. «язвы» ушли в историю.
COVID-19 пришёл к нам подобно настоящему гоголевскому ревизору. В преддверие светлых праздников, поздравлений с Новым годом и Рождеством, пожеланиями с «новым» счастьем, нам всем хочется, чтобы COVID-19 ушёл навсегда!

Екатерина ГАЛОЧКИНА

На фото — плакат 1921 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content