Таганрогский залив ежегодно «превращается» в Иордан

Крещение Господне. Богоявление. О нем рассказывают все четыре евангелиста. Вопросов, связанных с этим событием, — гораздо больше. Некоторые из них с корреспондентом «Таганрогской правды» обсудил священник Свято-Никольского храма иерей Георгий Канча.

— Отец Георгий! Прежде всего возникает вопрос к Иоанну Крестителю: «Ты кто такой?» Ведь он крестил, когда еще не было Христианской Церкви.

— Этот же вопрос возникал и у его современников. Люди спрашивали у Иоанна Крестителя, пророк ли он. Он отвечал, что нет, чтоб его не объявили самозванцем: все знали, что время пророков прошло, и Небеса молчат. На самом деле он был последним, самым великим пророком. Когда у него спрашивали, не Христос ли он, — он, конечно, снова отвечал отрицательно.

На реке Иордан Иоанн Креститель проповедовал народу, что приблизилось Царство Божие. В то время все люди Израиля напряженно ожидали Мессию – обещанного Богом Спасителя. Потому что они были порабощены языческим Римом. И они думали, что Мессия будет земным царем, который возглавит сопротивление и принесет Израилю земные благоденствие и свободу. Но для того, чтобы Царство Божие осуществилось, Иоанн Креститель призывает народ к покаянию: народ по грехам своим не исполнял Закон Божий. Покаяние состояло в том, что Иоанн по шею заходил в Иордан и, стоя в воде, выслушивал грехи людей. А потом погружал покаявшегося в воду; считалось, что это смывает все грехи.

— Зачем же тогда в Иордан сходил Христос, если Он и так всегда был безгрешен?

— Приняв участие в этом обряде, Спаситель связал Ветхий и Новый заветы. Главная весть, которую Ветхий Завет несет миру, это весть о пришествии Спасителя и о приходе с Ним Царства Божия. При сошествии Христа в Иордан Иоанн стал свидетелем того, что Небеса открылись, их молчание закончилось. После этого началось общественное служение Спасителя: до этого Он жил среди людей, как обычный человек, из-за чего окружающие даже не догадывались, кто рядом с ними живет.

— Если Христос крестился в день Своего 30-летия, почему мы Рождество и Крещение празднуем в разные дни?

— Как мы знаем из Евангелия, Иисусу тогда было тридцать лет. Но ровно ли 30, — неизвестно. Но, поскольку никакие другие даты не указывались, — в древней Церкви считалось, что Крещение Господне произошло в день Его 30-летия; Рождество и Богоявление традиционно праздновались в один день. Но литургическая традиция развивалась, число праздников множилось. И, поскольку эти два события земной жизни Спасителя наполнены многими и глубокими смыслами, причем различными, изначальный праздник Богоявления разделился на два праздника: Крещение Господне, или Богоявление, и Рождество Христово, или Боговоплощение.

— Можно ли понимать выход Христа из Иордана как Его второе рождение – рождение уже как Мессии?

— Современные люди к воде относятся почти исключительно положительно: это – источник жизни; сами мы состоим, в основном, из воды – почти как огурцы. Но для древних людей вода – это устойчивый символ не только жизни, но и смерти. В языческих религиях души умерших в царство мертвых переправлялись по некой реке. В русском языке у слова «море» корень – «мор», обозначающий смерть. А евреи, хоть и были рыбаками, но воды особенно боялись: они не были морским народом, не ходили в плавание. Они морями называют озерца в Палестине. Для иудеев море, вода – образ ада и смерти. В море у них живет и Левиафан – страшное чудовище, прообраз сатаны.

С другой стороны, вода у евреев использовалась для очищения. Для очищения нечистоты. Но эта нечистота – не физическая, не грязь: о микробах тогда никто не знал. Это – нечистота сакральная. Когда человек омывался, он считался очищенным от скверны. Поэтому для евреев море, вода в каком-то водоеме считалась мертвой, а вода, которая льется сверху, которая нас омывает, считалась живой, очищающей.

— Не это ли нашло отражение в христианском таинстве крещения?

— Конечно, это. В современном обряде крещения есть символизм и жизни, и смерти. Вода, налитая в купель, символизирует смерть. А вода, поливаемая сверху, — вода жизни. Древние баптистерии – неглубокие, для взрослого человека – по пояс. То есть человек при крещении стоял в воде по пояс, а крестивший его священник поливал его водой сверху. Это являет смерть ветхого человека и рождение нового человека.

— Христос очистил Собой Иордан, загрязненный грехами кающихся?

— Иордан у евреев изначально считался нечистой рекой, поскольку протекал по землям язычников. И вот в этой реке Иоанн Предтеча проводит крещение покаяния: люди оставляют в этой воде свои грехи, выходят из неё очищенными. И Христос входит в эту мертвую воду. И освящает её. В этом – символ Его победы над смертью. До того, как Бог вочеловечился, победы над смертью не существовало. Теперь же мы знаем, что Иисус не только умер, но и Воскрес; и всякий, кто в Христа верует, и соединяется с Ним в крещении, покаянии и причастии, имеет надежду на воскресение и жизнь вечную – вместе с Иисусом. Таким образом, для христианина смерть – это уже не вечная и неотвратимая реальность, а временное состояние ожидания воскресения.

— Крещение Иоанна и христианское крещение – не одно и то же?

— Это — абсолютно разные категории. Христианское крещение – совершенно новое таинство. После того, как Христос крестился у Иоанна, начинают крестить ученики Христа. И смысл крещения становится кардинально иным. Для Иоанна крещение было образом обновления существовавшего Ветхого Завета. Завет – это договор. Договор между Богом и людьми. Бог определенные обязательства возлагал как на людей, так и на Самого Себя. Люди своими грехами нарушили свои обязательства перед Богом. Крещением Иоанна, покаянием людей эти нарушения аннулировались. А Иисус приходит с новой вестью. Он говорит: «Я даю вам Новый Завет!» В русском языке слово «новый» имеет много смыслов. Можно купить новый автомобиль вместо старого. Тут – «неос» по-гречески. А можно отправиться в очередное путешествие не на машине, а на воздушном шаре. В данном случае это будет не «вместо старого», а что-то принципиально новое, нежданное; это по-гречески будет «каинэ». У Нового Завета смысл – совершенно иной, нежели у Ветхого. Христос говорит, что Бог и люди друг другу ничего не должны. Бог нам ничего не должен, и мы Богу ничего не должны. Но Бог нас настолько любит, что готов сделать все для нас, даже несмотря на то, что мы для Него можем ничего не сделать. И Он уже сделал. Он пришел нас спасти, независимо от того, хорошие мы, или плохие. Любовь исключает всякое долженствование. Но у человека, обнаружившего любовь к себе, имеется два варианта, как поступить. Он может ответить на любовь, или не ответить. Человек, и разумом и сердцем отозвавшийся на миссию Христа, становится христианином, то есть отдает себя Христу: человек заключает с Богом завет, но это – завет не долженствования, а любви, когда оба что-то делают не потому что обязаны, а потому что по-другому не могут.

— Иоанн Креститель говорил, что он крестит водой, а Христос будет крестить Святым Духом и огнем. Как это понимать? Ведь и христианское таинство крещения совершается не огнем, а водой?

— Крещение Иоанна совершается водой. А христианское крещение – Святым Духом. А под огнем подразумевается благодать Святого Духа, которая «зажигает» нас. Пребывая в таком благодатном состоянии, человек начинает «гореть». Поэтому Святой Дух в Евангелии сравнивается с огнем. В день Пятидесятницы мы видим явление Святого Духа как нисхождение на людей небесного огня.

— То есть христианина можно сравнить со свечой, которая горит, но при этом не тает, а, наоборот, возрастает?

— Конечно!

— Крест и крещение – однокоренные слова. Они связаны неразрывно?

— По-гречески «крещение» — «баптизма», в дословном переводе на русский – «погружение»: человек при крещении погружается в воду. Это слово перешло в романские и германские языки. А у нас появляется коренная связь между крещением и крестом. Относительно появления этой связи существуют разные гипотезы. Одна из них заключается в том, что принятие христианства по греческому образцу предполагало подготовку к таинству крещения. Готовившиеся к нему назывались оглашенными. Оглашенный отказывался от язычества, принимал христианское вероучение и целовал крест. И уже, еще до таинства крещения, считался христианином.

— Если сравнивать Иордан, в который сошел Христос, и христианина, который причащается, — что между ними общего, и в чем различия?

— Такой условный символизм. Сложно его отследить… Мир оказался разлученным с Богом. В результате мир оказался злым, потерял надежду и устремился к смерти, к распаду. Сходя в мертвую воду Иордана, Христос побеждает смерть. Это – прообраз Его будущих, произошедших через три года, смерти и Воскресения. Для того, чтобы воскреснуть, сначала нужно умереть. На каждой литургии мы возвещаем Господню смерть: она имеет значение для искупления наших грехов. Он умер за наши грехи.

Когда мы грешим, мы возводим Его на Крест, заставляем Его умереть. Поэтому литургия неразрывно связана, с одной стороны, со смертью, с другой стороны, с Воскресением: это – вторая часть спасения. Очищая нас от грехов, Спаситель дает нам возможность новой, вечной жизни — через соединение с Ним в причастии.

— Господь к выполнению Своей миссии приступил после Крещения. А христианин к выполнению своей миссии приступает после крещения и причастия? И что это за миссия?

— Он приступает к своей миссии после того, как становится христианином, а это включает в себя и крещение, и причастие, и всю остальную христианскую жизнь. Наша миссия – приближать Царство Божие. Быть христианином – это и значит приближать Царство Божие. Это Царство рождается в душе человека, изменяет этого человека, а потом через него распространяется на окружающих. Остальные люди, глядя на нас, христиан, задаются вопросом о том, кто мы такие. И если человек, видя нас, впечатляется, тоже становится христианином, — это и есть распространение Царства Божия, которое видимым образом наступит при Втором Пришествии Христовом.

Беседовал Антон САХНОВСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *