Покровитель великого писателя

В жизни многих известных людей: писателей, актеров, художников часто происходят ситуации, которые расцениваются как пророчества или знаки судьбы. Вещие сны, видения, предсказания — что только не случается с «инженерами человеческих душ»!

Например, есть легенда, что Пушкин накануне восстания декабристов 1925 года собирался ехать из Михайловского в Петербург. Но заяц дважды перебежал ему дорогу, в ворота вошел священник – плохие приметы! И Александр Сергеевич возвратился домой – остался в деревне. Возможно, в тот раз суеверие спасло жизнь великому поэту. Вся жизнь композитора Ричарда Вагнера была связана с числом «13», которого он боялся, но оно как будто преследовало его: родился в 1813 году, написал 13 опер, 13 сентября 1837 года стал дирижером симфонического оркестра. Умер музыкант 13 февраля 1883 года. Художник Огюст Ренуар писал портреты своей будущей жены и их детей задолго до знакомства с ней и появления на свет малышей. Что это? Простые совпадения или откровения?

В биографии нашего земляка Антона Павловича Чехова тоже есть загадочные эпизоды. Может, ему было предначертано стать великим писателем?

Родился Антон Павлович в семье бывшего крепостного крестьянина, купца 3-й гильдии Павла Егоровича Чехова 29 (16) января 1860 года. Запись о рождении мальчика сделана в церковной метрической книге на день позже – 30 (17) января, в день памяти Преподобного Великого Антония. В ХIХ веке имена детям давали исключительно по святцам – церковному календарю. Именно поэтому родители назвали новорожденного в честь святого Антония. Подтверждение вышесказанному – в письме писателя сестре, Марии Чеховой, от 16 января 1899 года: « <…> Сегодня день моего рождения: 39 лет. Завтра именины; здешние мои знакомые барыни и барышни (которых зовут антоновками) пришлют и принесут подарки».

Чехов и его «антоновки»

Окрестили маленького Антошу в Успенской соборной церкви. Дед и бабка младенца Егор Михайлович и Ефросинья Емельяновна находились далеко от Таганрога – в слободе Малой Волчьей Харьковской губернии и не могли присутствовать на крестинах. Известие о пополнении в семье сына Павла они получили с оказией. Егор Михайлович отправил родным поздравительное письмо: «Здравствуйте, о Господи, милейшие голубчики, Павочка, Евочка, Сашенька, Николенька, Антошенька и Митрофашенька. Две милые эпистолии ваши от 22 генваря мы имели радостное удовольствие получить, за которые весьма благодарим вас, в первой из них изъявлено нам сердечную радость о новорожденном 3-ем нашем внуке Антонии Великом…» В письме дед трижды называет мальчика Великим Антонием. Это шутливое превознесение внука оказалось пророческим. Стать великим Антону Павловичу, как говорится, сам Бог велел! А талантливым – хорошая наследственность.

Отец писателя был человеком одаренным: обладал отличным музыкальным слухом, играл на скрипке, пел в церковном хоре, умел и любил рисовать. Письма Павла Егоровича к детям отличаются живым, образным языком, что говорит о литературных задатках главы семейства. Способности он передал сыновьям и дочери. «Талант в нас со стороны отца, а душа – со стороны матери», – восхищался родителями Антон Павлович. От матери Евгении Яковлевны писатель унаследовал отзывчивость и мягкость.

Чеховы были патриархальным, благочестивым, глубоко верующим семейством. В доме — много икон. Две из них: «Пресвятая Божья Матерь с младенцем» и «Святой Николай Мирликийский» принадлежат кисти двоюродного деда писателя, Василия Михайловича Чехова, воронежского крепостного иконописца-самоучки (сейчас они представлены в экспозиции музея «Домик Чехова»). Единственная сохранившаяся картина Павла Егоровича, написанная на христианскую тему, находится в Доме-музее Чехова в Ялте. На ней изображен один из двенадцати апостолов – Иоанн Богослов, любимый ученик Христа, автор пяти книг Нового завета. Согласно житию святого, он был проповедником, свидетелем Преображения Господня. Имя «Богослов» апостол получил благодаря тому, что написанные им Евангелие, Откровение и послания отличаются возвышенностью, проникновением в тайны бытия и истории. Благочестием и нравственным опытом святой Иоанн Богослов заслужил право рассуждать о Слове Божьем. На иконах часто изображается молодым, длинноволосым, безбородым, с чернильницей, пером и книгой в руках. Таким евангелист запечатлен и на полотне Павла Егоровича.

Но почему на единственной картине главы семьи изображен именно Иоанн Богослов? С этим вопросом, будучи в Ялте, я обратилась к сотрудникам Дома-музея Чехова. Последовал ответ: «Потому что Павел Егорович был глубоко верующим человеком». Это действительно так. Но интересен тот факт, что картина написана в 1860-е годы в Таганроге, когда в семье Чеховых появлялись на свет и росли дети. Задумывался ли сам Павел Егорович, когда писал лик проповедника, над тем, что Иоанн Богослов с давних времен считается покровителем писателей и редакторов? Мог ли предполагать бывший крепостной крестьянин, что никого из его детей не минует «проба пера»?

Старший сын, Александр, по образованию математик, раньше всех стал писать – печатал рассказы в журналах: «Зритель», «Москва», «Будильник», «Новое время». Был редактором ежемесячника «Слепец» и первым редактором младшего брата Антона. Именно Александр направлял начинающего писателя, помогал публиковать его рассказы. Вероятно, в благодарность юный автор часто подписывал их псевдонимом «Брат моего брата». Второй сын в семье, талантливый художник Николай иллюстрировал рассказы Антона в журналах, сотрудничал с газетой «Московский листок», журналами «Зритель», «Сверчок», «Свет и тени», «Москва», «Осколки». Младший, Михаил, по образованию юрист, писал статьи, рассказы, стал первым биографом Чехова. Все четверо братьев и сестра Мария оставили воспоминания об Антоне Павловиче. Каждый из детей семьи Чеховых, так или иначе, проявил себя на поприще литературного труда. Но самым талантливым оказался третий сын – как показало время, заслуженно названный Егором Михайловичем «Великим Антонием» и, как евангелист Иоанн с полотна Павла Егоровича, несший живое, доброе, вечное слово людям!

Картина «Иоанн Богослов» стала семейной реликвией Чеховых. Уезжая в 1876 году из Таганрога в Москву, семья забрала с собой все иконы и картину кисти главы семейства. И где бы ни жили Чеховы: и в Москве, и в Мелихово, и в Ялте – «Святой евангелист Иоанн» находился в рабочем кабинете писателя. Чехов очень дорожил этой картиной. В 1899 году он писал брату Ивану: «…Когда поедешь в Ялту, то возьми с собой Иоанна Богослова, написанного отцом, оставь у Синани. Всё ценное мы свезем в ялтинский каменный дом».

Неизвестно, придавал ли Антон Павлович значение тому, что здесь изображен именно Иоанн Богослов, а не кто-то другой. Скорее всего, картина была дорога Чехову сначала как работа отца, а потом, когда Павла Егоровича не стало, – как память о нем. Но факт остается фактом – покровитель писателей всегда был рядом с Великим художником Слова!

Наталия Юркова (Таганрогский музей-заповедник).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content