Радоница — от слова «радость»…

28 апреля православные христиане отмечают Радоницу — день первого после Пасхи общецерковного поминовения усопших.

Для всякого нормального человека смерть связана со скорбью. Между тем, в христианской религии главный день поминовения усопших называется Радоница — от слова «радость». Об укоренившихся в общественном сознании противоречиях, связанных со смертью, и о том, чего от нас ждут усопшие, рассуждает священник Свято-Никольского храма иерей Георгий Канча.

— Отец Георгий, чему радуются христиане в день поминовения усопших? Ведь возникает впечатление, что христианство – религия безумцев…

— Конечно, для человека потеря близкого – великая скорбь. Но мы, христиане, верим в воскресение мертвых и в неизбежную встречу со своими любимыми. У нас праздник святого – день его кончины. Атеисту это кажется диким. Даже верующий, потеряв близкого, испытывает скорбь. Но здесь уместно сказать о природе христианской надежды. Для неверующих никакой надежды нет: они считают, что потеряли близкого человека навсегда. Христианин тоже будет страдать из-за нехватки человеческого общения. Но мы знаем то, что Христос победил смерть, воскрес и обещает нам в Своем Втором пришествии такое же воскресение и вечную жизнь. Значит, будет встреча, мы увидим всех своих родных, обнимемся и будем вместе пребывать в новом, лучшем мире. Так что эта скорбь у христианина смешивается с пасхальной радостью.

— В связи с коронавирусной эпидемией кладбища временно закрыты. Почему многие это так драматизируют?

— Для любого человека, в том числе неверующего, кладбище – сакральное место. Вообще в своем отношении к усопшим даже атеист всё равно человек религиозный: на похоронах — траурная музыка, торжественные речи. Но зачем всё это, если человека уже нет? Все погребальные церемонии – религиозные или квазирелигиозные. Христиане же стремятся на кладбище, потому что для них это – святое место.

— Место, где наши тела воскреснут?

— Воскресение не нужно понимать материально, вроде того, что из-под земли вылезут трупы и начнется какой-то зомби-апокалипсис, модный в нынешнем кинематографе. Воскресение – это обретение новых тел, уже неподвластных смерти, разрушению. Христос, воскресая, прошел через плащаницу. И потом являлся ученикам, проходя сквозь стены и запертые двери. И мы воскреснем подобным образом независимо от обстоятельств своей смерти. Воскресение будет также сопровождаться преображением (Христос многих оживил, но они потом всё равно умерли, потому что не были преображены). Наши тела станут совершенными, нетленными, не подверженными страданиям и болезням. Кроме того, мы обретем вечное блаженство. Иначе какая же радость жить вечно?

— Вы сказали, что обстоятельства смерти никак не повлияют на воскресение?

— Никак. Утонувшего могли не найти, человек мог сгореть или же быть съеденным дикими животными, да мало ли что. Богу в Его деле воскресения мертвых ничто помешать не сможет.

— Почему тогда Церковь против кремации?

— По ряду причин. Одна из них в том, что сам похоронный обряд символичен. Гроб является прообразом Ноева ковчега: в нем усопший «переплывает» в новый мир, очищенный от греха и смерти. Церковь – за уважительное и благоговейное отношение к мертвым.

— Некоторые часто приходят на кладбище. Это хорошо или плохо?

— Плохо терять близких. А скучать по ним – нормально. Для христианина и погост – храм: там лежат кости, то есть мощи. Язычники считают, что останки мертвого человека – какая-то скверна, от которой нужно очиститься; отсюда суеверие, что с кладбища ничего нельзя брать. Для христианина оно – святыня; посещая его, мы и сами освящаемся. И если кого-то тянет на могилу дорогого ему человека, это вполне христианское ощущение того, что тело, которое здесь погребено, обретет новую жизнь.

— Чувства печали и тоски по умершему естественны. Они сродни унынию и тоже считаются греховными?

— Нет. Это нормальные человеческие чувства. Мы же не превращаемся в неизменно довольных всем биороботов. Мы продолжаем испытывать человеческую скорбь. Просто на высшем уровне сознания христианин помнит, что всё плохое конечно, а хорошее – бесконечно.

— В чем нуждаются души усопших?

— В нашей молитвенной помощи.

— Многие привыкли на кладбище будто бы разделять с усопшими трапезу. Почему это неприемлемо?

— Почему неприемлемо? Приемлемо! Конечно, в поминовении усопших на кладбище есть элементы языческой тризны. Нужно было наесться и напиться до такого состояния, чтобы скорбь уже не ощущалась. Но христианство ведь не борется с язычеством напрямую, а стремится во всём найти положительный смысл. Для кого-то кладбище – место только скорби, а мы можем там порадоваться еде. Не надо только воображать, что вместе с нами кушают мертвые. Хотя на самом деле христианин может «покормить» мертвых. Для этого нужно в поминальный день прийти в храм, исповедаться и причаститься: в нашем причастии каким-то таинственным образом участвуют и наши усопшие, и даже ангелы. Когда мы причащаемся, то соединяемся и с Богом, и со всеми христианами, в том числе с уже усопшими. И они в этот момент особенно явно чувствуют нашу любовь. Так что трапеза для усопших есть! Литургия – это трапеза Господня, трапеза для всех.

— Но для большинства привычнее традиционная поминальная трапеза. Люди приносят какие-то блюда в храм, на панихидный столик, батюшка после панихиды их освящает, потом люди, вернувшись домой, с родными и близкими их вкушают, поминая своих усопших. А теперь и храмы закрыты…

— В храм принято приносить кутью. И потом, после освящения, относить ее домой, начиная с нее поминальную трапезу. Всю остальную еду на панихидный стол приносят не для того, чтобы освятить и забрать, а чтоб оставить. Чтобы священники и служители помолились об усопших на братской трапезе. Смысл принесения пищи в храм – в этом.

— Как вы относитесь к невозможности посещения кладбищ в связи с самоизоляцией?

— Грустно, что мы не можем навести порядок на могилках. Но это единственная скорбь, которая нас в связи с этим может посетить. Ничего страшного в этом не вижу. Всё остальное можно сделать и дома. Пандемия когда-нибудь закончится. И тогда мы пойдем и на кладбища, и в храмы. А если сейчас, чувствуя свою вину перед усопшими, мы дома больше помолимся о них, это пойдет им только на пользу. И нам – вместе с ними.

Антон САХНОВСКИЙ

Кстати

Службы в храмах Таганрогского благочиния продолжаются при закрытых для прихожан дверях. Но записки о поминовении усопших на Божественную литургию и на панихиду принимаются в прихрамовых иконных (свечных) лавках. Также такие записки можно подать в электронном виде – посредством социальных сетей и сайтов храмов.

Иллюстрация ptoday.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Skip to content